Меню

Форма прилагательного от глагола знать



Прилагательные от глаголов

Старый, белый, смелый, синий, левый, правый — эти прилагательные от всех остальных отличаются своей простотой. Они состоят только из корня и окончания. Они легки в употреблении. Однажды, я задался вопросом: а можно ли придумать им подобные прилагательные сегодня? Подумав более по этому вопросу я задался другим: а от чего они произошли?

В языкознании известно, что нынешние прилагательные произошли от кратких прилагательных. То есть выше перечисленные слова звучали раньше так: старъ, бѣлъ, смѣлъ, синь, лѣвъ, правъ. Стар человек, стара земля, старо тело.

Есть другой ряд похожих прилагательных со включением -н- после корня: красный, зелёный, пресный, бледный, вредный, блудный, варёный, вкусный, вощеный, гласный, грешный, грязный и пр. Они же произошли от более длинных слов, чем первое перечисление прилагательных. Красен, зелен, пресен, бледен, вреден. То есть нам известно, что данные слова по словообразованию были предыдущими. Включение -ен тут нам показывает то, что до их образования существовали более короткие слова или слова с другими включениями. То есть были и предпредыдущие слова.

Появилось предположение, что последний ряд слов тесно связан с глаголами. И более того, возможно, они являются отглагольными образованиями. Посмотрим на предполагаемую цепь образования слова «красный»: красный — красен — крашен — крашенный — красить. Сегодня нам известно, что слово «крашенный» образуется как страдательное причастие прошедшего времени от слова «красить».

Наблюдение за словообразованием говорит, что слова образуются в большинстве случаев путем уподобления другим словам. То есть если есть «хождение» от слова «ходить», то и от «водить» может быть «вождение», что мы и видим в языке. Попытаемся увидеть такое в прилагательных со включением -н-:
вкусный — вкусен — вкушён — вкушённый — вкусить(вкушать)
гласный — гласен — глашён — глашённый — гласить(глашать)
варёный — варен — варенный — варить

Если попытатся сделать цепочки от других подобных прилагательных, то мы увидим выпадение их из общего правила:
зелёный — зелен — зелённый — *зелить или *зелеть
пресный — пресен — *прешен — *прешённый — *пресить
С одной стороны это может говорит о том, что корни этих слов уже изначально включают в себя букву «н» на конце. С другой стороны новые слова здесь могут являться старыми, давно забытыми.

Посмотрим на другое:
Изучение происхождения слова «бледный» показывает, что в старославянском существовало краткое прилагательное «блѣдъ». Обратим внимание, не «бледен», а «блѣдъ». То есть по виду оно схоже с простыми прилагательными вида белый, старый, левый, правый. Более того, в украинском языке есть слово «блíдий», что в русском языке звучало бы как бледый. Уподобляясь этому можно предположить, что ранее приведенные слова действительно несут
в себе корен без буквы «н». То есть возможно, перед появлением слова «зелен» было слово «*зель»(зелёный, тот которого *зелили, насыщали *зелью), а перед «пресен» было «*пресъ».
Однако возможно, что слово бледный является исключением в словообразовании. С другой стороны это говорит былом существованиий множества слов, утерянных ныне.

На основе слова «бледный» предположение об отглагольном образовании слов вида «красный, зелёный, пресный, бледный, вредный» распространяется на простые прилагательные вида «белый, смелый, синий, левый, правый». Если это так, то у нас есть огромные возможности словообразования и поднятия старых ныне несуществующих слов. Причем, это поднятие с высоким показателем естественности слов, оно не нагружает язык, а ширит его и разнообразит.

Посмотрим на другие прилагательные: дружный, мыльный, мрачный, местный. Эти прилагательные образованы от существительных. Друг, мыло, мрак, место. Это говорит о прямом отпадении приставления «ный» от таких прилагательных. То есть это похожесть на возможную безЭНность корня слова «пресный».

Взглянем на ещё один ряд прилагательных прямо говорящих о происхождении их от глаголов: мореный, мотаный, мученый, ломаный, кроёный. Очевидно, что они произошли от глаголов.

Посмотрим на похожий ряд более простых отглагольных прилагательных: впалый, вялый, упёртый, битый, жатый, мытый.
Они все явно говорят о отглагольном образовании.
Посуда мытая — посуда мыта. очень вял, кем-то бит, он впал — как видим, в таких сочетаниях остаются только корни вял, бит, впал, мыт. Также как и в прилагательных вида белый, слепой, старый, правый и др.

Если все перечисленные прилагательные произошли от глаголов то можно попытаться восстановить глаголы из них. Более того путём уподобления можно создать множество простых прилагательных от нынешних глаголов уподобляясь слову бледный. Например,
мелеть — мелий, мельный, мелый, мелой то есть помелевший — мелен
жиреть — жирый, жирой то есть пожирневший — жирен
рябеть — рябый, рябой, то есть рябъ, рябен
шуметь — шумый, шумой, то есть шумъ, шумен
звереть — зверий, зверой, то есть зверь, зверен
дуреть — дурый, дурой — дуръ, дурен

Но это, повторюсь, предположение.
Прилагательные — это возможные глаголы. Например, снег бел падает, то есть снег белён, белённый, то что побелел. Бел — краткий глагол от страдательного причастия прошедшего времени белённый от глагола белеть. Или например, с несуществующим кратким глаголом жир. Тряпка жира(жирая) на столе лежит. То есть тряпка жирёна, жирённая, та что пожирела.

Вывод этого предположения таков: простые прилагательные вида новый, старый, малый, белый являются отглагольными образованиями, а именно кратким видом страдательного причастия прошедшего времени. Он ряж, он жир, он мел и прочее.
Другими словами, «ряж, жир, мел» — прилагательные двойного укорочения. Полное — бледный, краткое — бледен, кратчайшее — блед.
Такое явление можно увидеть в английском языке, где существительные, прилагательные и глаголы имеют один вид. Green green — зелёная зелень. Жир жир(жирен, жирёный) — жир пожирневший.

Что это даёт? Это даёт понять нам связь и просхождение половины слов русского языка. Более подробное разбирание этого может дать кучу новых искусственных слов, основанных на высокой языковой естественности.

Добавка с сказанному первая: узнал происхождение слова лепый — оно родно по корню слову лепить. То есть лепый значило изначально прилегающий, липнущий. Лепый — лепить. Это частица доказательства того, что прилагательные раньше образовывались от глаголов. Узнал также, что по подобию слов бледный — бледъ существовало прилагательное боль — больной.

С другой стороны, возможно и то, что прилагательные наоборот являются начальными, а именно простые прилагательные.

Читайте также:  Найти пословицы и поговорки с глаголами 1 и 2 спряжения

Послесловие: приведённые выше строки лишь предположения, основанные на малом вникании в языковое словообразование. С другой стороны, это причинные строки к более глубокому рассмотрению данного вопроса другими людьми.

Источник

Грамматические формы имен прилагательных

Что такое грамматические формы имен прилагательных

В тесной грамматической связи с именами существительными находятся имена прилагательные. Имя прилагательное — это грамматическая категория, формирующая и объединяющая слова, которые означают признак предмета (качественный, относительный или указательно-определительный) и которые являются определяющими имена существительные и обычно согласуемыми с ними в роде, числе и падеже частями речи. Семантической основой имени прилагательного является понятие качества. Слово, подводимое под катего рию имени прилагательного, представляет собою комплекс форм, которые все вместе образуют своеобразную парадигму именного склонения, отличную от парадигмы склонений существительных. Эти формы имени прилагательного — синтетические, объединяющие в своей структуре указание на род, число и падеж (так же как у имен существительных). Однако формы рода, числа и падежа имен прилагательных выражают не внутренние оттенки качественных значений, а лишь указывают на синтаксическую связь прилагательных с именами существительными в процессе речи. Эти основные формы имен прилагательных являются формами синтаксических отношений, формами грамматического согласования.

Таким образом, грамматические формы имен прилагательных — в отличие от форм имени существительного — не выражают никаких дополнительных лексических значений, кроме общего значения согласуемого признака. Они вполне синтаксичны и — в силу этого — более абстрактны.

На этом фоне понятна прозрачность и бедность окончаний имен прилагательных. Внешние приемы изменения слов здесь унифицированы. Окончания имен прилагательных свободны от иной семантической нагрузки, кроме обозначения синтаксического согласования признака с определяемым именем существительным.

Эта общая грамматическая функция прилагательных накладывает свой отпечаток и на их морфологическую природу, на самый способ выражения и отражения значения признака в формах имени прилагательного.

Легко заметить, что большая часть прилагательных в русском языке выражает качество или признак не непосредственно, а опосредственно, через отношение к предмету и действию (например: производственный, организаторский, идейный, непримиримый, угрожающий, знающий, непревзойденный и т. п.). Еще Г. Павский, характеризуя круг качественных понятий, подводимых под категорию имени прилагательного («внешний вид, цвет, внутренние свойства, состояние, происхождение и разные отношения вещей»), писал: «Многие из сих понятий, например понятия о происхождении и разных отношениях вещей, могут быть выражаемы и выражаются посредством падежей, предлогов и взаимного сочетания имен существительных. Поэтому многие прилагательные могли бы и не существовать в языке. Вместо писчая бумага, деревянный стол, весенний месяц легко бы можно сказать: бумага для письма, стол из дерева, месяц весны. И точно: есть языки, или вовсе не имеющие прилагательных имен, или имеющие их чрезвычайно мало».

В современном русском языке имена прилагательные — это самая многочисленная после имен существительных армия слов. При этом больше всего имен прилагательных, производных от основ существительных или глаголов. Качественность ищется в формах отношений между лицами, предметами, отвлеченными понятиями. Она выводится из отношения к предмету или действию (ср. у Достоевского в «Идиоте»: «На ногах его были толстоподошвенные башмаки»). Не подлежит сомнению, что этот сложный процесс формирования отвлеченных качественных значений имени прилагательного не мог не отразиться и на судьбе тех форм имени существительного и глагола, которые были способны обозначать качество. Именно в связи с этими изменениями языка и мышления находится живой, быстрый рост родительного качества или родительного определительного в системе имен существительных и расширение его семантических функций: «Человек большого ума, большой наблюдательности, он бездну видел, слышал, помнил» (Герцен, «Былое и думы»); «Все теми же шагами, однообразными, равномерными шагами долгих ожиданий ходил я взад и вперед» (Л. Андреев). В широком употреблении этого родительного качества, который npeд ставляет конструкцию, синонимическую имени прилагательному (высокой цены — вы сокоценный; большого ума — очень умный и т. п.), рельефно выступает тенденция «заменить определение указанием на отношение определяемого к тому отвлеченному представлению, с которым связывается представление о тех или иных качествах, свойствах». Чаще всего форму родительного определительного принимает целое словосочетание из имени существительного и прилагательного (люди сороковых годов; специалист высокой квалификации). С помощью родительного определительного выражаются более сложные, тонкие и разнообразные свойства, характеристические признаки, чем посредством имени прилагательного. Однако и в том и другом случае качество отыскивается в отношении предмета к предмету. Отношение к предмету ложится в основу качественной характеристики.

В самом деле, из громадного числа русских имен прилагательных сравнительно небольшая часть выражает качество или свойство непосредственно лексическим значением своей основы. Таковы, например, прилагательные, обозначающие цвет: алый, бежевый, бледный, белый, бурый, вороной, гнедой, голубой, желтый, карий, палевый, русый, рыжий, сивый, сизый, синий, седой, серый, черный, смуглый и т. п.; пространственные и временные качества и отношения: прямой, правый, левый, малый, тесный, большой, плоский, глубокий, далекий, долгий, короткий, узкий, широкий и т. д.; вообще воспринимаемые чувствами свойства и качества вещей: пряный, кислый, прочный, ровный, мокрый, острый, теплый, горький, жидкий, легкий, мелкий, мягкий, редкий, сладкий, тонкий, тяжелый, густой, частый и т. д.; внешние или физические, телесные качества людей и животных: босой, голый, нагой, лысый, сытый, молодой, старый, дюжий, хилый, косой, глухой, слепой, тощий, полный, быстрый, толстый и т. д.; внутренние качества, качества характера, психологического склада: хороший, злой, живой, резвый, глупый, грубый, дикий, гордый, косный, бодрый, добрый, мудрый, хитрый, храбрый, щедрый, наглый, подлый, жестокий, кроткий и т. п.

Количество таких рубрик и примеров, конечно, можно значительно увеличить. И все-таки если собрать все прилагательные, которые выражают качество непосредственно, то окажется, что таких слов немного по сравнению с массой прилагательных, обозначающих качество как признак относительный, т. е. выводимый из отношения к предмету, обстоятельству или действию, например: железный, жилистый, болотистый, вертлявый, пропащий, закоптелый, здешний, домашний, вчерашний и т. п.

Быстрое и разностороннее развитие категории качества в русском литературном языке XVII —XVIII вв. было вызвано стремительным процессом национализации русского языка и сближением с западноевропейскими языками. Круг качественных определений — жизненно-бытового, гражданского и общественно-психологического характера — отвлеченных и эмоциональных — в церковнославянском языке был не очень широк. Все усиливающийся приток народных выражений и эпитетов в русскую литературную речь с XVI —XVII вв. значительно расширил в ней область эмоциональных и живописных, красочных определений. Влияние западноевропейских языков и особенно французского языка в XVIII в. лишь осложнило и обогатило сферу выражения качественных оценок внутреннего и внешнего мира и привило русскому языку изощренные приемы отвлеченно-оценочного и пластического изображения свойств и признаков предметов. В течение XVIII —XIX вв. класс имен прилагательных пополняется и расширяется с поразительной быстротой соответственно общему темпу роста великого русского языка. Как лексический материал для творчества качественных определений используются главным образом основы имен существительных и глаголов. Иллюстрацией может служить развитие прилагательных, обозначающих цветовые качества. Из французского языка в XVIII —XIX вв. пришли к нам: бордовый, палевый, оранжевый, розовый, лиловый, фиолетовый, фрезовый, кремовый, пунцовый — цвет мака) и т. п. Ср. в XX в. бежевый (фр. beige).

Читайте также:  Глаголы совершенного и несовершенного вида с вопросами

В предшествовавшем бытовом запасе качественные оттенки цветовых названий определялись главным образом посредством указания на сходство с цветом какого-нибудь предмета. Имена прилагательные этого рода имели очень конкретное значение. Эта большая конкретность значений древнего имени прилагательного и в связи с этим меньший объем его смысловых связей с именами существительными ярко вы ступают в обозначениях лошадиных, отчасти собачьих мастей. Соответствующие обо значения, в значительной своей части восходящие к тюркским заимствованиям, вслед ствие исключительности своего применения имеют до сих пор сильный привкус предметности. Вороной, буланый, гнедой, каурый, мухортый, пегий, саврасый, соловый, чалый, чубарый — употребляются непосредственно как клички лошадей.

Другие прилагательные тоже были прикреплены к обозначению цветовых оттенков определенного круга предметов, например: волос — рыжий, русый; глаз — карий. Большая часть прилагательных, обозначавших цвет, выражала сходство с предметом по окраске. Круг тех именных основ, от которых производились прилагательные, менялся в истории языка, и не все из соответствующих имен прилагательных были одинаково способны к широкому обобщению своего качественного значения. Например, характерны такие цветовые обозначения в древнерусском языке: жаркий (от жар — горящие угли; ср. «чужими руками жар загребать»); крапивный (т. е. зеленого отлива; ср. «крапивное семя» в применении к чиновникам с намеком на зеленый цвет мундиров); маковый (ср. «словно маков цвет»); осиновый, сливный, смородинный, червчатый (красный) и другие подобные. Ср. более поздние образования для обозначения цвета: кофейный, фисташковый, бутылочный, янтарный, шоколадный, сиреневый, оливковый и т. д.

Таким образом, и в группе цветовых прилагательных рядом с словами, теперь представляющимися непосредственным обозначением цвета (например: белый, серый, синий, сизый, желтый, черный и т. п.), выделяется длинный ряд прилагательных, выражающих понятие цвета через отношение к предмету.

Итак, качественные значения имен прилагательных чаще всего выводятся из отношения к предмету и действию, соответственно значениям тех именных или глагольных основ, от которых они образуются. Прилагательные в подавляющем большинстве своем имеют основу или существительного, или глагола, осложненную суффиксами (например: комсомольский, вузовский, обобществленный и т. п.).

Необходимо глубже вникнуть в процесс развития качественных значений из предметных отношений. Качество, грамматически обозначаемое в форме имени прилагательного системой окончаний -ый, -ий, -ая и т. п., отыскивается в свойствах того предмета или действия, которые выражаются основой прилагательного. Качественное значение в производных прилагательных является вторичным. Оно вытекает из качественной оценки предметного отношения или из качественного осмысления действия.

Например, митинговый прежде всего обозначает отношение к митингу: митинговый оратор; митинговая речь. Но на это значение наслаивается иное, качественно-оценочное: митинговые выпады; митинговые замашки.

Таким образом, прилагательные, определяющие соотношение предметов, переходят затем к выражению качественной оценки.

Эта семантическая связь прилагательных с существительными выражается в том, что нередко прилагательное следует за всеми изменениями лексических значений существительного, их отражая. Например, слово минор, кроме обозначения известного музыкального лада, в разговорно-фамильярной речи употребляется в значении: грустное, меланхолическое настроение (Почему вы сегодня в таком миноре?). Та же двойственность значений свойственна прилагательному минорный. С одной стороны, оно является музыкальным термином: минорная гамма; минорная тональность; минорный лад; с другой стороны, оно имеет переносное значение в разговорной речи: грустный, меланхолический, печальный: минорное настроение; говорить в минорном тоне.

Не удивительно, что лексические значения множества прилагательных почти всецело обусловлены предметными значениями производящего имени существительного. Например: березовый, библиологический, бивачный, биржевой, бирюзовый, бисквитный, бобровый, боковой, болевой, бомбовый, брачный, броневой, бронзовый, бронхиальный, бубновый, бузиновый, букетный, булочный, бумажный, бумазейный, бутовый, бухгалтерский, былинный, бязевый; все производные с приставкой без-: бесприютный, беспроцентный и т. д.; вагонный, веревочный, вазелиновый, валерьяновый, валютный и т. д. — вся эта масса производных прилагательных соотносительна с беспредложные мм конструкциями, включающими в себя родительный падеж соответствующего суще ствительного, или с предложными конструкциями, состоящими из любого косвенного падежа существительного и предлога. Имя прилагательное отличается от этих оборотов лишь общим грамматическим значением относительного признака, из которого могут затем развиться новые качественные значения. Например, в слове карманный: 1) по форме и размеру приспособлений для ношения в кармане (карманные часы) и 2) обслуживающий повседневные мелкие нужды, мелкий (карманные расходы).

Но в целом ряде случаев выражение отношения к объекту не осложняется качественными значениями. А. А. Потебня так писал об этом: «Нынешний язык сохранил выражения, как часовой мастер, рыбный, винный торговец, т. е. представляет постоянным свойством субъекта его отношение к объекту; но, во-первых, избегает в этих случаях прилагательных относительных, получивших качественное значение (необычно было бы: железный кузнец, деревянный мастер), во-вторых, не вносит в субъект атрибутов объекта, так что в нем было бы невозможно: часовой стенной мастер, свежий рыбный или винный крымский и заграничный торговец».

Однако значение качества в имени прилагательном становится все определительнее, резче и отвлеченнее. К. С. Аксаков отметил: «При этом постепенном освобождении от предмета, при постепенном превращении предмета в качество мысль все еще опирается на предмет; наконец она доходит до понятия общего независимого значения, независимого от предмета, и доходит до понятия качества. Здесь уже нет предмета, здесь является одно чистое качество. Мысль доходит до него, и вместе, в слове, до области прилагательных, в полном смысле». Те же идеи позднее развивал А. А. Потебня: «По мере того как связь прилагательного относительного с его первообразным существительным становится в сознании более и более отдаленною, увеличивается его отвлеченность, безотносительность, качественность, ибо качественность прилагательного есть лишь другое имя его безотносительности. Вместе с тем это прилагательное становится выражением качества постоянного».

Читайте также:  Неправильные глаголы транскрипция русскими буквами

Развитие качественных значений у имен прилагательных находит себе опору в качественных оттенках значений имен существительных. То имя существительное, которое употребительно главным образом в функции приложения или сказуемого, выражает не столько предметность, сколько качественную характеристику или состояние. Но то, что в производном прилагательном кристаллизуется как отдельное значение, в соответствующем существительном еще брезжит как своеобразный метафорический ореол слова, как намечающееся переносное значение. Например, прилагательное мраморный имеет три значения: 1) сделанный из мрамора — мраморный умывальник, мраморная статуя, мраморный столик; 2) похожий на мрамор рисунком, узором поверхности, имитирующим его: мраморная бумага, мраморное мыло; 3) переносное, выражающее: белый и гладкий, как мрамор (книжн.-поэт.): мраморное чело. В существительном мрамор намеки на это поэтическое, чисто качественное значение обнаруживаются только в очень ограниченном фразеологическом и синтаксическом контексте. Ср.: мрамор чела; руки — мрамор и т. п. Ср. такого же рода соответствие в переносном употреблении слов железный и железо, например, у А. Н. Островского в комедии «Свои собаки грызутся, чужая не приставай»: «Ты каменная какая-то… железо, просто железо» (Пионова).

Таким образом, само имя существительное, даже являющееся названием конкретного предмета, может стать (при метафорическом осмыслении или экспрессивной оценке внутренних свойств этого предмета) переносным выражением качественного состояния или отвлеченного свойства. Тут наблюдаются разные семантические явления. Например, слово мираж, превращаясь из термина известного оптического явления в метафорическое обозначение обманчивого признака, иллюзии, чего-нибудь, созданного воображением, не соответствующего действительности, теряет абсолютивное употребление и требует при себе обязательного определения в форме родительного падежа имени существительного: мираж славы, мираж войны, мираж любви. Этим пу тем слово мираж приобретает оттенок качественного значения: выражение мираж славы ведет к признанию миражности славы; слово мираж становится качественным определением, эпитетом славы. Ср. также: гром аплодисментов — громовые аплодис менты ; блеск остроумия — блестящее остроумие и т. п. Развитие качественных значений на основе взаимодействия предметов приводит к углублению семантических связей между именами существительными и прилагательными.

Иначе протекают процессы качественного преобразования глагольных форм причастия. Превращение причастий в имена прилагательные затрудняется видовыми и залоговыми значениями глагола, противоречащими понятию признака — постоянного, вневременного, отвлеченного. Поэтому причастия с формообразующим залоговым суффиксом -ся лишь в очень редких случаях приобретают чисто качественное «безглагольное» значение (ср.: выдающийся ученый, опустившийся человек и немногие другие). Напротив, страдательные причастия, в той мере, в какой они обозначают состояние или результативный признак, иногда даже теряют прямую связь с глаголом (ср.: начитанный, заплаканный, угрожаемый, необитаемый; конченый человек, надтреснутый голос, смотреть влюбленными глазами и т. п.) и тяготеют к семантическому сближению с именами прилагательными. Процессы «окачествления» причастий этого типа представляют необычайный семантический интерес (например: потерянный вид, рассеянный человек, смущенное лицо, избитая острота, набитый дурак и т. п.). Этому окачествлению содействует то обстоятельство, что значение времени в причастиях страдального залога почти вовсе стерлось. Значение времени сохраняет свою выразительность лишь в соотносительных бесприставочных формах причастий на -мый и -нный от основ несовершенного вида: читаемый — читанный; слышимый — слышанный и т. п. Но образования на -нный от основ несовершенного вида непродуктивны и немногочисленны. Больше всего склонны к окачествлению страдательные причастия с основами совершенного вида. Двойственность значений суффиксов -енн(ый) и -(а)нн(ый) (ср.: вдохновенный, желанный, воздержанный, усиленный, сочувственный, неопределенный и т. п.) ускоряет этот процесс превращения причастия в прилагательное.

Необходимо заметить, что общие различия основ совершенного и несовершенного видов, если они не подчеркнуты суффиксами, выражающими кратность, вроде -ыва-, -ива- или -ну-, не очень мешают переходу причастий в прилагательные (ср.: искомый и изысканный; любимый и излюбленный; невесомый и взвешенный: «вещество во взвешенном состоянии» и т. п.).

В действительных причастиях процесс качественного преобразования затруднен тоже главным образом количественными оттенками видовых значений. В самом деле, глагольные причастия с суффиксами, выражающими количественные оттенки видов, например с суффиксами моментальности -ну-, -ну-, иногда с суффиксами интенсивной повторяемости -ыва-, -ива- и даже с суффиксами усиливающегося состояния -ну- и -е- (от глаголов типа глохнуть, зеленеть) почти не развивают качественных значений. Но ср.: угрожающее положение, вызывающий вид, многообещающий мальчик, умоляющий голос, смягчающие обстоятельства, предостерегающий окрик, торжествующая любовь, испытующий взгляд, протестующее лицо, удручающее впечатление, подавляющее большинство и т. п.

Во всяком случае для превращения причастия настоящего времени действительного залога в качественное прилагательное необходимы ослабление видовых значений и устранение переходности. При наличности этих условий возможно развитие качественных значений и у причастий с суффиксами -ива-, ыва- (ср.: заискивающий от заискивать: заискивающий взгляд, заискивающая улыбка и т. п., так как глагол совершенного вида заискать, встречающийся, например, у Ф. Достоевского, был узкожаргонным, чиновничьим словом; ср. дать исчерпывающие объяснения; слово ис черпывающий имеет книжно-официальную окраску: изложить с исчерпывающей полнотой факты, исчерпывающий ответ и т. п., да и самый глагол исчерпывать в соответствующем значении малоупотребителен).

Характерно, что эти ограничения сохраняют свою тормозящую силу и при производстве отглагольных прилагательных на -лый (ср.: облезлый, пухлый, исхудалый, за коптелый, загорелый и т. п.). Формы на -лый вовсе не образуются от переходных глаголов.

Естественно, что причастия на -ший и особенно на -вший, сохраняющие семанти ко-грамматическую соотносительность с деепричастиями на -в, -вши и —ши, в которых формы времени выражены довольно ярко, редко переходят в качественные прилагательные. В отдельных случаях качественные значения образуются лишь у причастий на —ший (ср.: сумасшедший день; арх. усопший, падший и т.п.; см. ниже главу о причастиях).

Таким образом, переход причастий в прилагательные зависит от степени яркости временных, видовых и залоговых значений основы глагола. Чем менее в форме причастия выражены эти чисто глагольные значения, чем свободнее она от связи с объектами, тем легче она сближается с именами прилагательными.

Количество непроизводных качественных основ прилагательных в современном русском языке невелико. И оно мало возрастает. Основы производных прилагательных восходят главным образом к категориям имен существительных и глаголов (реже — наречий).

Статья на тему Грамматические формы имен прилагательных

Источник

Форма прилагательного от глагола знать



Подборка правил: имя прилагательное

В статье собрана подборка всех правил имени прилагательного + морфологический разбор.

Имя прилагательное – это самостоятельная часть речи, которая обозначает признак предмета и отвечает на вопросы какой? чей? (красный, огромный, умный, учительский).

Постоянный признак у имён прилагательных только один – разряд.

Непостоянные признаки

  1. число
  2. падеж (только для полной формы)
  3. род (только для единственного числа)
  4. форма (полная или краткая)
  5. степень сравнения (простая или составная)

Разряды имён прилагательных

  • качественные — обозначают признак предмета, который может присутствовать в этом предмете в большей или меньшей степени; имеют полную и краткую форму, сравнительную и превосходную степень (тёмный, сильный, новый, крепкий, грязный, мягкий, низкий, молодой).
  • относительные — обозначают признак предмета, который не может быть в нём в большей или меньшей степени (деревянный, шерстяной, солнечный).
  • притяжательные — обозначают признак по принадлежности его кому-либо или чему-либо (заячий выводок, волчье логово, Егорушкин отец).

Род имён прилагательных

  • мужской (какой?) — синий, сильный, быстрый.
  • женский (какая?) — синяя, сильная, быстрая.
  • средний (какое?)— синее, сильное, быстрое.

Число имён прилагательных

Имена прилагательные изменяются по числам.

  • единственное (какой? какая? какое?) — городской, садовая, белое; глупый, умная, дикое.
  • множественное (какие?) — городские, садовые, белые; глупые, умные, дикие.

Падежи имён прилагательных

Имена прилагательные изменяются по падежам (только полная форма) .

Начальная форма прилагательного – именительный падеж единственного числа мужского рода.

Именительный падеж — какой? какая? какое? У меня есть чёрный кот.

Родительный падеж — какого? какой? какого? У меня нет чёрного кота.

Дательный падеж — какому? какой? какому? Я рад чёрному коту.

Винительный падеж — какого? какую? какое? Я вижу чёрного кота.

Творительный падеж — каким? какой? каким? Я играю с чёрным котом.

Предложный падеж — о каком? о какой? о каком? Я думаю о чёрном коте.

Склонение имён прилагательных

Прилагательные могут изменяться по падежам и числам (склоняться). Род, падеж и число прилагательного зависят от существительного, к которому оно относится.

Именительный падеж — хороший (м.р., ед. ч), хорошая (ж.р., ед.ч.), хорошее (с.р., ед.ч.), хорошие (мн.ч.).

Родительный падеж — хорошего (м.р., ед. ч.), хорошей (ж.р., ед.ч.), хорошего (с.р., ед.ч.), хороших (мн. ч.).

Дательный падеж — хорошему (м.р., ед. ч.), хорошей (ж.р., ед. ч.), хорошему (ср. р., ед. ч.), хорошим (мн.ч.).

Винительный падеж — хороший (м.р., ед. ч.), хорошую (ж.р., ед. ч.), хорошее (ср. р., ед. ч.), хорошие (мн.ч.).

Читайте также:  Придется это неопределенная форма глагола

Творительный падеж — хорошим (м.р., ед. ч.), хорошей (ж.р., ед. ч.), хорошим (ср. р., ед. ч.), хорошими (мн.ч.).

Предложный падеж — (о) хорошем (м.р., ед. ч.) , (о) хорошей (ж.р., ед. ч.), (о) хорошем (ср. р., ед. ч.), (о) хороших (мн.ч.).

Степени сравнения имён прилагательных

Степени сравнения имеют только качественные прилагательные. Выделяют 3 степени сравнения:

  • положительная — начальная форма прилагательного (чистый, красивая, длинное);
  • сравнительнаяпростая: состоит из одного слова (прилагательные не изменяются по числам, родам, падежам; в предложении являются частью составного сказуемого) (чище красивее длиннее); составная: состоит из двух слов, образуется путём прибавления слов более/менее (прилагательные изменяются по числам, родам, падежам; в предложении могут выступать в роли определения) (более/менее чистый, более/менее красивая, более/менее длинное);
  • превосходнаяпростая:состоит из одного слова, образуется при помощи суффиксов -ЕЙШ/-АЙШ (прилагательные изменяются по числам, родам, падежам; в предложении могут выступать в роли определения) (чистейший, красивейшая, длиннейшее, глубочайший, ближайший); составная: состоит из двух слов, образуется путём прибавления слова самый (прилагательные изменяются по числам, родам, падежам; в предложении могут выступать в роли определения) (самый чистый, самая красивая, самое длинное).

Полные и краткие прилагательные

Качественные прилагательные имеют две формы: полную и краткую. Полное прилагательное отвечает на вопрос какой? и согласуется с существительным или местоимением, к которому оно относится, в роде, числе и падеже.

Краткое прилагательное отвечает на вопрос каков? и согласуется с существительным или местоимением, к которому оно относится, в роде и числе (по падежам не изменяется).

В предложении краткие прилагательные обычно выступают в роли сказуемого: Он так умён!

В роли определений краткие прилагательные выступают в некоторых фразеологических оборотах: на босу ногу, по белу свету, средь бела дня, добры молодцы, красна девица.

Краткие прилагательные образуются от полных.

Окончания кратких прилагательных

Единственное число

  • мужской роднулевое окончание (крепкий — крепок, новый — нов, тощий — тощ).
  • женский родокончание -А (крепкая — крепка, новая — нова, тощая — тоща ).
  • средний родокончание -О, -Е(крепкое — крепко, новое — ново, тощее — тоще).

Множественное число

  • Окончание -Ы, -И — (крепкие- крепки, новые — новы, тощие — тощи).
Читайте также:  Склонение числительных с существительными и глаголами

Написание -н- и -нн- в кратких прилагательных

Написание -Н- и -НН- в кратких прилагательных определяется полной формой: длинна (длинный), красна (красный).

Правописание суффиксов прилагательных

  • Суффиксы -АЧ-/-ЕЧ- в прилагательных, образованных от существительных на -ШКА: под ударением пишется А, без ударения – Е(лягушачий, кошачий,лягушечий, старушечий).
  • Суффиксы -ЕВ-/-ИВ-/-ОВ- под ударением пишется И, без ударения в твёрдой позиции – О, в мягкой – Е(красивый, краевой, плаксивый, сиреневый, ласковый, финансовый). Запомни:милостивый, юродивый.
  • Суффиксы -ЕМ-/-ИМ- в прилагательных, образованных с приставкой НЕ и без неё от непереходных глаголов и переходных глаголов совершенного вида, без ударения пишется Е, под ударением – И(непромокаемый, невредимый, различимый).
  • Суффикс -ЕН- пишется в кратких прилагательных(спокоен, напрасен).
  • Суффикс -ИСТ- пишется И(глинистый, раскатистый).
  • Суффиксы -К-, -СК- 1) суффикс -К- пишется в качественных прилагательных, имеющих краткую форму(веский (весок), низкий (низок); 2) суффикс -К- пишется в словахс корнями на -Ц и в словах с чередованием К/Ч и Ц(казацкий (казак), ткацкий (ткач)Исключения:угличский, узбекский, таджикский); 3) суффикс -СК- пишется в относительных прилагательных, не имеющих краткой формы(матросский (матрос), французский (француз).
  • Суффиксы -ЛИВ-, -ЧИВ- пишется И(заботливый, заносчивый).
  • Суффиксы -ОНЬК-/-ЕНЬК-, -ОВАТ-/-ЕВАТ-, -ОВИТ-/-ЕВИТ- в твёрдой позиции пишется О, в мягкой – Е(маловатый, молодцеватый, деловитый, глянцевитый, лёгонький, синенький.Некоторые слова допускают оба варианта:лёгонький – лёгенький, плохонький – плохенький).
  • Суффикс -ЧАТ- пишется А(ступенчатый).

Правописание -н- и -нн- в прилагательных

-НН-

  1. в прилагательных с суффиксами-ЕНН-, -ОНН-(дискуссионный, искусственный, канализационный, клюквенный, операционный, революционный, сессионный, соломенный, торжественный.Исключение:ветреный).
  2. в прилагательных, образованных от слов с основой на -Н-(длинный, истинный, лимонный, машинный, миллионный, старинный, ценный).
  3. при наличии у прилагательного приставок(безветренный).
  4. в прилагательных, образованных от существительных на -МЯ-(временный (время), пламенный (пламя).
  5. прилагательных, образованных от существительных на -ИНА(старинный (старина), картинный (картина).

-Н-

  1. в прилагательных, которые не образованы от других частей речи(синий, зелёный, юный).
  2. в прилагательных с суффиксами -АН, -ЯН, -ИН(воробьиный, вощаной, глиняный, голубиный, дровяной, журавлиный, кожаный, куриный.Исключения:стеклянный, оловянный, деревянный, безымянный, стремянной).
  3. в прилагательных, образованных от бесприставочных глаголов несовершенного вида с суффиксами -Н-, -ЕН- без зависимых слов(вязаная кофта, гружёные вагоны, жареная картошка).

ЗАПОМНИ: пряный, румяный, юный, багряный, свиной, рдяный, зелёный, но: медленный.

ЗАПОМНИ: нежданный, негаданный, невиданный, неслыханный, желанный, отчаянный, нечаянный, священный.

ЗАПОМНИ: гостиный (двор), гостиная, гостиница но: гостинный гарнитур.

Правописание НЕ в прилагательных

Слитно

  1. в прилагательных, которые без НЕне употребляются(небрежный, невежественный, невзрачный, ненавистный, ненастный, неприязненный, нечестивый)
  2. если прилагательное с НЕ можно заменить синонимом без НЕ(небольшой = маленький; неженатый = холостой, ненастоящий = ложный).
  3. при наличии слов в высшей степени, весьма, вполне, крайне, очень, почти, отчасти, совершенно, совсем, чрезвычайно(очень неглупый, почти незаметный).

Раздельно

  1. при наличии противопоставления с союзом А(не смелый, а трусливый).
  2. если перед НЕ стоят слова отнюдь не, далеко не, вовсе не(далеко не весёлый фильм).
  3. если перед НЕ стоят отрицательные наречия или местоимения ничуть, нисколько, никому, ничем(журнал никому не интересен).
  4. с относительными прилагательными(здание не бетонное).
  5. при логически подчёркнутом отрицании(семья не богатая).

С краткими прилагательными НЕ пишется так же, как и с полными.

Читайте также:  Неправильные глаголы транскрипция русскими буквами

ЗАПОМНИ: В следующих кратких прилагательных не пишется раздельно: не виден, не виноват, не властен, не волен, не горазд, не готов, не должен, не намерен, не нужен, не рад, не расположен, не согласен, не способен, не страшен.

ЗАПОМНИ: не ниже, не выше, не лучше, не хуже, не ближе, не беднее; не больший, не меньший, не лучший, не худший.

Источник