Меню

Краткая форма прилагательного глухая



Склонение слова «глухой»

Слово «глухой» имеет 2 значения с различными морфологическими признаками. Покажем формы изменения слова для каждого значения.

1 глухой — имя существительное, 2-е склонение , единственное число, мужской род, одушевленное.

Слово изменяется по падежам в единственном и во множественном числе.

Падеж Вопрос Единственное число Ед.ч. Множественное число Мн.ч.
Именительный Им. кто? глухой глухие
Родительный Род. кого? глухого глухих
Дательный Дат. кому? глухому глухим
Винительный Вин. кого? глухого глухих
Творительный Тв. кем? глухим глухими
Предложный Пред. о ком? глухом глухих

2 глухой — имя прилагательное, мужской род.

Падеж Единственное число Ед.ч. Множественное число Мн.ч.
Мужской род М.р. Женский род Ж.р. Средний род С.р.
Именительный Им. какой? какая? какое? какие?
глухой глухая глухое глухие
Родительный Род. какого? какой? какого? каких?
глухого глухой глухого глухих
Дательный Дат. какому? какой? какому? каким?
глухому глухой глухому глухим
Винительный
(одушевленное) Вин.
одуш.
какого? какую? какого? каких?
глухого глухую глухое глухих
Винительный
(неодушевленное) Вин.
неодуш.
какой? какую? какое? какие?
глухой глухую глухое глухие
Творительный Тв. каким? какой? каким? какими?
глухим глухой, глухою глухим глухими
Предложный Пред. о каком? о какой? о каком? о каких?
глухом глухой глухом глухих

Прилагательное глухой в краткой форме не склоняется по падежам, но изменяется по числам и по родам в единственном числе.

Единственное число Ед.ч. Множественное число Мн.ч.
Мужской род М.р. Женский род Ж.р. Средний род Ср.р.
каков? какова? каково? каковы?
глух глуха глухо глухи

Прилагательное глухой не имеет превосходной степени.

Прилагательное глухой в сравнительной степени: глуше, поглуше.

Источник

Склонение слова глухой

Изменение прилагательного «глухой» по родам, числам и падежам

Падеж Единственное число Множественное число
Мужской род Женский род Средний род
Именительный глух о́ й глух а́ я глух о́ е глух и́ е
Родительный глух о́ го глух о́ й глух о́ го глух и́ х
Дательный глух о́ му глух о́ й глух о́ му глух и́ м
Винительный одуш. глух о́ го глух у́ ю глух о́ е глух и́ х
неод. глух о́ й глух и́ е
Творительный глух и́ м глух о́ й
глух о́ ю
глух и́ м глух и́ ми
Предложный глух о́ м глух о́ й глух о́ м глух и́ х
Краткая форма гл у́ х глух а́ гл у́ хо гл у́ хи
глух и́

Значение слова «глухой»

1. лишённый слуха [1], не способный слышать

2. субстантивир. глухой человек; тот, кто плохо слышит

3. перен. нечуткий, неотзывчивый, невосприимчивый

Источник

Морфологический разбор «глухая»

Слово «глухая» имеет 2 разных морфологических разбора. Вариант разбора зависит от того, в составе какого словосочетания или предложения слово находится. Выберите подходящий вариант для вашего случая.

  1. Часть речи
    Часть речи слова глухая — имя существительное.
  2. Морфологические признаки
    • Начальная форма: глухая (именительный падеж единственного числа);
    • Постоянные признаки: нарицательное, одушевлённое, женский род, 1-е склонение;
    • Непостоянные признаки: именительный падеж, единственное число.
  3. Синтаксическая роль
    Может быть различным членом предложения, смотрите по контексту.
  1. Часть речи
    Часть речи слова глухая — имя прилагательное .
  2. Морфологические признаки
    • Начальная форма: глухой (именительный падеж единственного числа мужского рода);
    • Постоянные признаки: качественное;
    • Непостоянные признаки: единственное число, именительный падеж, женский род, полная форма.
  3. Синтаксическая роль
    Может быть различным членом предложения, смотрите по контексту.

Слова с буквой ё пишите через букву ё (не через е!). Пчелы и пчёлы или слезы и слёзы — разные слова, имеющие разные морфологические разборы.

За всё время слово запрашивали 1336 раз.
Разбор сделан с помощью программы и не всегда может быть правильным. Представленный результат используется вами исключительно для самопроверки.
Если вы считаете разбор неверным, то убедитесь, что слово написано без ошибок и опечаток.

Источник

Морфологический разбор: глухой

Часть речи и все грамматические (морфологические) признаки слова «глухой». В зависимости от контекста возможны 3 случая разбора слова.

Признак Значение
Часть речи имя существительное
Собственное или нарицательное нарицательное
Одушевлённое или неодушевлённое одушевлённое
Число единственное
Род женский
Склонение 1-е
Падеж родительный
Вопрос (нет) кого?
Начальная форма глухая

В зависимости от контекста слово глухой (именно в таком написании) может иметь также следующие морфологические признаки:
— дательный падеж, единственное число;
— единственное число, творительный падеж;
— единственное число, предложный падеж.

Признак Значение
Часть речи имя существительное
Собственное или нарицательное нарицательное
Одушевлённое или неодушевлённое одушевлённое
Число единственное
Род мужской
Склонение 2-е
Падеж именительный
Вопрос (есть) кто?
Начальная форма глухой

Разбор 3

Признак Значение
Часть речи имя прилагательное
Начальная форма глухой
Разряд качественное
Число единственное
Падеж именительный
Род мужской
Форма полная

Разбор слов на сайте делается в автоматическом режиме, поэтому может быть неверным. Используйте разбор исключительно для самопроверки.

Источник

Краткая форма имени прилагательного

Что такое краткая форма имени прилагательного в современном языке

Краткие формы присущи лишь тем качественным прилагательным, которые допускают видоизменение качества и превращение его в качественное состояние, протекающее во времени и приписываемое лицу или предмету. Качества, являющиеся неподвижными, постоянными, вневременными свойствами предметов или лиц или служащие терминологическими обозначениями признаков тех или иных родов и видов предметов, не могут выражаться краткой формой имени прилагательного. Грубо говоря, в кругу имен прилагательных лишь временные эпитеты, лишь обозначения временных свойств имеют полную и краткую форму. Например, глухой в специальном терминологическом значении: закрытый наглухо, сплошной, без отверстий и щелей (глухой ворот рубашки, глухая стена, глухие — т. е. не решетчатые — ворота, глухое окно) не имеет краткой формы.

И в другом терминологическом значении : произносимый без голоса (глухой звук) глухой тоже не допускает краткой формы. Мало того: в несвободных фразеологических сочетаниях типа глухая провинция или глухая пора тоже нельзя употребить краткую форму вместо полной (ср. пора была глухая). Лишены кратких форм и такие прилагательные, как живой, в значении: обладающий жизнью, одушевленный (живая природа, живое существо); глубокий — как постоянный эпитет к осени, зиме, ночи, старости (ср. глубокая старость; но в словосочетании старость глубока слово глубокий выражает иной смысл: глубокомыслен, серьезен, содержателен); жидкий — в отличие от твердого и газообразного (т.е. в значении: имеющий свойство течь, например жидкие тела); косой — в роли постоянно-То эпитета: с идущим наискось разрезом глаз f например, косой заяц); известный — в местоименных значениях: 1) кое-какой, некоторый, тот или иной (например, при известных условиях, после известного колебания и т. п.) и 2) некоторый, такой, что нежелательно назвать (ср. у Пушкина в «Выстреле»: «Кто-то писал ему, что известная особа скоро должна вступить в законный брак»); голый — в значении: беспримесный, чистый, один только (например: голый спирт, голые цифры, голая истина, голые факты); дикий: 1) в разговорно-фамильярном употреблении со значением: очень сильный, например прийти в дикий восторг от кого-нибудь или от чего-нибудь (в выражении его восторг был дик слово дикий получает иное значение: необузданный, неистовый); 2) в профессиональном, политическом языке со значением: не входящий ни в какую профессиональную организацию (например, дикие артели).

Бессчетное множество других качественных прилагательных не соотносительно с краткими формами или вовсе не имеет их. Ср. злой (для обозначения высшей степени какого-нибудь отрицательного явления), например: злая бессонница, злая ругань; ср. также качественно-относительные значения слова злой (связанный со злом или проникнутый злом), например: злое начало, злая воля, злой умысел, злое чувство. В одном и том же имени прилагательном дифференцированы лексические значения полных и кратких форм.

Имена прилагательные со значением эмоционально-качественной оценки и с яркой экспрессивной окраской обычно не образуют кратких форм. При эмоциональном отношении к лицу или предмету качество представляется вне-временно присущим ему, характеризующим его природу. Например: славный (в значении: симпатичный, приятный); бедный (в значении: несчастный); дорогой (в значении: любезный, милый, любимый); милый (в значении: любезный, внушающий расположение) и многие другие.

Различия лексических и лексико-синтаксических значений и оттенков, связанных с предикативным употреблением одних и тех же прилагательных в членной и нечленной формах, очень велики. Краткая форма имени прилагательного обозначает качественное состояние, протекающее или возникающее во времени; полные — признак, мыслимый вне времени, но в данном контексте отнесенный к определенному времени. В сущности, при предикативном употреблении полных форм имен прилагательных происходит подведение тех или иных предметов под известные категории качества или признака, которыми определяются различия родов и видов вещей и лиц. Например: «Масти были любимые и нелюбимые, счастливые и несчастливые» (Л. Андреев, «Большой шлем»); совершенно иной смысл имеют те же слова в нечленной форме, например: «Он был счастлив и несчастлив»; «Пчелы ему дались, рука у него была легкая» (Тургенев, «Хорь и Калиныч»); ср. рука у него была легка. «Да, мы, женщины,— жалкие существа, бедные мы»,—сказала Верочка» (Чернышевский, «Что делать?»); ср. мы бедны. «Моя горничная сегодня какая-то бестолковая» (Тургенев, «Вешние воды»); ср. она сегодня как-то бестолкова.

«Вот и этот тоже… какой славный, красивый офицер, и как добр» (Л. Толстой, «Война и мир»): ср. как славен и красив он! «Все разошлись; дом пустой» (Гончаров, «Слуги старого века»); ср. дом пуст. Ср. также: он живой и он жив; он мертвый и он мертв (ср. у К. Федина в «Городах и годах»: «Я больше всего боюсь, что пи шу мертвой. Что ты — мертвая. Я не так выражаюсь. Что ты умерла уже » И там же: «Небо стояло необычно высоко, и звезды на нем мертвы»). Ср.: хороший и хорош собой: «Она и собой хороша» (Тургенев, «Дворянское гнездо»): недурной и недурен собой: «Настенька, напротив, была очень недурна собой» (Писемский); свободный и свободен (в таком, например, употреблении: «Вы — свободны, — сказал судья подсудимому». Ср. у Гончарова во «Фрегате Паллада»: «Писатель, свободен пробираться в недра гор, или спускаться в глубину океана, или, пожалуй, на крыльях вдохновения скользить по ним быстро и ловить мимоходом, на бумагу, их образы»); согласный и согласен: «Я согласен с мнением докладчика» или: «Я вот что предлагаю… Я согласен:— А я не согласна. — Почему же вы не согласны!» (Тургенев, «Завтрак у предводителя»); плохой и плох: «Он был очень плох, и по всему было видно, что теперь уже умрет скоро» (Достоевский, «Идиот»).

Между краткими и полными формами имен прилагательных образуется все более глубокая семантическая грань. В краткой форме имени прилагательного значение качества переходит в значение качественного состояния. Краткие формы при наличии известных условий могут оторваться от полных форм имен прилагательных и переходить» в другую грамматическую категорию (см. ниже главу о категории состояния). Таким образом, во многих случаях разрушается и лексическая цельность имени прилагательного, ранее объединявшего и полные, и краткие формы.

Этому процессу грамматического обособления кратких форм не мешает даже развитие предикативности полных форм, наметившееся в XV —XVI вв. и особенно усилившееся с середины XVII в.

Грамматическая и лексическая разница углубляется стилистическими различиями форм. Проф. Р. Кошутич обратил внимание на то, что в русском языке последнего времени употребление кратких форм прилагательных свойственно главным образом книжному языку, а в разговорной речи интеллиген ции они обычно заменяются полными даже в функции сказуемого. Например: он добрый чаще говорится, чем он добр; он весь красный гораздо лучше, чем он весь красен. Эти мысли были затем развиты и углублены проф. А. М. Пешковским: «Краткая форма в ее исключительно предикативном значении есть явление чисто литературное. Это придает краткой форме оттенок большей книжности, отвлеченности, сухости, иногда категоричности, чем это свойственно полной форме». Эту большую книжность краткой формы А. М. Пешковский иллюстрировал очень ярким примером: «В «Трех сестрах» Чехова есть три однородных реплики: Ирина говорит Маше (во 2-м акте): «Ты, Машка, злая». Ольга говорит ей же (в 3-м акте): «Ты, Машка, глупая. Самая глупая в нашей семье. Извини, пожалуйста». Наконец, Маша говорит немного спустя (не в связи с предыдущим) Ольге: «Э, глупая ты, Оля». Все три реплики отнюдь не враждебны. Это — по-родственному, по-дружески. Но сказать ты зла, ты глупа есть уже оскорбление. Ты зла — это голое констатирование факта, к которому не идет дружеский тон и небрежно разговорный стиль. А все это связано с исключительной книжностью данной формы».

В это рассуждение следует внести существенную поправку. Утверждения Пешковского верны лишь в применении к таким случаям, когда полные и краткие формы вполне совпадают по своим лексическим значениям: «Ночи темные, собаки по переулкам лихие. Ой, лихи, лихи» (Островский, «Бедность е порок»). Но и тут значение краткой формы может быть усиленным, более категорическим, так как ею выражается не постоянный, пассивный признак, мыслимый как общая, отвлеченная категория бытия, а признак конкретный, переменный, развивающийся во времени, эволюционирующий. Если же обе эти формы семантически разорваны и лексически обособлены, оттенок книжности для краткой формы вовсе не обязателен. Кроме того, А. М. Пешковкий не у читывает своеобразий обособленного и приглагольного употребле ния членных форм, тоже иногда носящего отпечаток книжности. Ср., например, у Л. Андреева: «Бледными тенями проходило прошлое, и бы оно простое и странное до ужаса» («Весенние обещания»).

Грамматические особенности кратких форм прилагательных разрушают семантический и стилистический параллелизм между ними и полными формами. В кратких формах отсутствуют многие из основных значений полных прилагательных и развиваются свои особые значения, не находящие соответствий в полных формах. Ср.: подобный (подобное нарушение правил порядка нетерпимо) и подобен.

Грамматическое своеобразие категории кратких форм имени прилагательного

Семантический и стилистический отрыв кратких форм от полных, склонность кратких форм замкнуться в особую категорию обусловлены своеобразиями их грамматической природы. Прежде всего они не склоняемы. Четыре формы их — три родовые для единственного числа с окончаниями: нулевое, —а, (-е) и одна для множественного числа: -ы, -и (добр, -а, добро, добры; певуч, -а, -е, -и; живуч, -а, -е, -и; предостерегающ, -а, -е, -и) — могут быть названы номинативами лишь в том условном смысле, в каком этот термин, например, приложим к формам прошедшего времени глагола (я шел, ты шла, оно шло, они шли). Близость кратких прилагательных в этом отношении к формам прошедшего времени на не случайна. Ведь они тоже имеют формы рода, числа и времени. Принадлежность кратких прилагательных к словам с формами времени (Zeitwort) и составляет их отличительную грамматическую черту.

Формами времени краткие прилагательные больше всего отличаются от полных. С этим отличием у кратких прилагательных связано отсутствие склонения. Таким образом, морфологические и синтаксические признаки категории прилагательного в кратких формах находятся в полуразрушенном состоянии. Не изменяясь по падежам, краткие прилагательные не могут определять другие формы существительных, кроме формы именительного падежа. Формы времени кладут резкую грань между ними и полными прилагательными, употребленными в той же функции.

Ср. значение соотносительных полных и кратких форм в предложениях: «И весе лая, Верочка, я всегда веселая, и когда грустная, все-таки веселая, — правда» (Чернышевский, «Что делать?»). Ср. «Ну пальцем не трону, только завтра чтоб была весела» (Чернышевский). Ср.: «Она больная, капризная, нежная» (Пушкин); «Да, вот хорошо будет, когда бедных не будет… все будут веселые, добрые, счастливые» (Чернышевский, «Что делать?»). Ср., например: мать больна и мать больная; ногти у него грязны и ногти у него грязные. «Больна, грязны, — пишет акад. А. А. Шахматов, — означают признак во времени (теперь, в настоящее время), больная, грязные означают признак постоянный, тесно сочетавшийся с субстанцией». По словам А. А. Шахматова, «представляется вероятным, что такая дифференциация вызвана отчасти влиянием новых форм прошедшего времени, возникших из причастий, форм прошедшего времени действительного залога на -л и страдательного на -н, ».

Сближение кратких форм прилагательного с глаголом и, наоборот, резкое отличие их от полных форм прилагательного обнаруживается и в приемах согласования их с местоимением вы при вежливо-уважительном обозначении одного постороннего лица. Для современного языка общее правило такое: сказуемое, выраженное существи тельным или членным прилагательным, ставится при местоимении вы, обращенном к одному лицу, в единственном числе; а сказуемое, выраженное глаголом или нечленным прилагательным, согласуется с вы во множественном. Например: «Вы сегодня не такой, каким я Вас видела до сих пор» (Тургенев, «Дворянское гнездо»). Но: «Она хороша собой, вы влюблены в нее?» (Чернышевский, «Что делать?»)

Прежде — до середины XIX в. — в устной речи при известной экспрессии и существительные, и полные формы прилагательного в сказуемостном их употреблении могли облекаться в формы множественного числа. Например:

Вы повели себя исправно,

Давно полковники, а служите недавно.

(Грибоедов, «Горе от ума»)

«Вы насмешники, лишь бы только посмеяться над провинциальными» (Гоголь, «Ревизор»); «Вы и до скотины охотники? — Охотник» (Сухово-Кобылин, «Свадьба Кречинского»).

Уже Востоков выделял нечленные формы качественных прилагательных и страдательных причастий в особую группу спрягаемых прилагательных, отмечая, что «качественные рад, горазд имеют одно спрягаемое окончание». Вместе с тем Востоков решительно отличает от спрягаемых прилагательных прилагательные с усеченным окончанием (например, народнопоэтические: бел горюч камень, част ракитов куст): «Сих усеченных окончаний не должно смешивать со спрягаемыми окончаниями имен качественных, которые от усеченных окончаний отличаются по большей части и ударением.

Востоков же указал и на значение категории спрягаемых прилагательных — по казывать состояние или качество предмета, не зависящее от действий.

Акад. А. А. Шахматов в своем «Очерке современного русского литературного языка» идет по стопам Востокова. Он включает краткие «спрягаемые» прилагательные и причастия в систему глагола. Он сопоставляет предикативно -именные формы на -о (здесь весело, мне тошно, ему больно) с безличными глаголами. а. а. Шахматов находит в этих разрядах слов категории лица и времени. Настоящее время именных спрягаемых слов определяется отсутствием формы вспомогательного глагола: они веселы, он тронут, она ранена. Прошедшее и будущее время их «определяется наличностью при спрягаемом слове вспомогательных, глаголов в формах соответствующего времени» (он был тронут, он будет тронут, мы были рады этому событию).

Таким образом, грамматическим признаком этого разряда слов А. А. Шахматов признал формы времени и находящуюся в связи с ними синтаксическую функцию сказуемости. А. А. Шахматов применяет к кратким формам прилагательных термин «прилагательные— сказуемые». Этим прилагательным-сказуемым свойственны формы лица. Об этом А. А. Шахматов вслед за А. X. Востоковым писал так: «В спряжении имен прилагательных и причастий различаются десять лиц, семь — для единственного числа и три — для множественного, причем в единственном числе три лица мужского рода, три лица женского рода и одно (третье) лицо среднего рода. Различия между этими формами образуются посредством присоединения к прилагательным и причастным формам восьми местоименных форм (я — для мужского и женского, ты — для мужского и женского, он, она, оно, мы, вы, они)».

Вместе с тем А. А. Шахматов подчеркивал формальные отличия этого типа слов от форм прошедшего времени глагола, заключающиеся: 1) в наличии форм всех трех времен, 2) в окончании множественного числа -ы (веселы, пухлы), обозначающем пассивное состояние, в отличие от -и (веселились, пухли), обозначающем активно-личное действие.

Этот же взгляд ярко отразился ив «Синтаксисе русского языка» А. А. Шахматова. Указав на то, что нечленная форма прилагательного (не считая притяжательного) является почти исключительно в функции сказуемого, А. А. Шахматов прибавлял: «Вот почему нечленные формы прилагательного в именительном падеже носят названия спрягаемой формы (разрядка наша. — В. В.) ; она грамматически сближается с причастиями на -л, получившими значение личных глагольных форм прошедшего времени, а также с причастиями страдательного залога на -н, —м, точно так же употребляющимися, как личные глагольные формы. Различие между сказуемым-прилагательным в нечленной форме и членной зависит от того, что прилагательное в членной форме вызывает представление не только о наличности сочетания признака в тот или другой момент времени, но также о том, что этот признак характеристичен для субъекта вообще, почему он может быть выражен как его определение».

Таким образом, А. А. Шахматов склонен был видеть в кратких формах имени прилагательного особую грамматическую категорию. Но влияние А. А. Потебни и Ф. Ф. Фортунатова направило последующих грамматистов по более традиционному пути.

Определяя грамматические функции кратких, нечленных, предикативных прилагательных в русском языке (сравнительно с немецким), А. А. Потебня пришел к выводу, что в нечленных формах сохраняется основная черта категории имени прилагательного — согласование: «Когда же язык уничтожает согласование, то тем самым он отвлекает признак от субъекта. Говоря a priori, в русском такое отвлечение могло бы произойти двояко: или посредством превращения прилагательного в существительное, или посредством перемещения центра его тяготения от субъекта к предикату, т. е. посредством отнесения признака к категории наречия (adverbium). Последнее действительно находим в сравнительной степени снег белее бумаги как бумага белее снега и в деепричастиях». Но русские краткие формы, не теряя согласования, остаются в рамках категории имени прилагательного.

Вслед за Потебней пошел А. М. Пешковский. Характеризуя краткие формы как имена прилагательные беспадежные и присвязочные (т. е. употребляемые только в значении сказуемого), проф. Пешковский заявил, что краткое прилагательное «предикативно само, по самой форме своей, морфологически предикативно». «И ни порядок слов, ни ритм, ни интонация, ни какие-либо другие вспомогательные признаки не играют здесь уже ровно никакой роли. В сочетании, например, и равен был неравный спор полная форма создала бы бессмыслицу».

А. М. Пешковский отмечал такие признаки сказуемости в кратких формах имен прилагательных:

1) сочетание с «обстоятельством» (был так добр, но был такой добрый; ср.: какой oн был добрый, но как он был добр);

2) развитие предложных способов управления: он был готов на все; он был спосо бен на обман и т. п.;

3) оттенки значений времени. «В сочетаниях он был способный, он был больной и т. п. форма времени в связке указывает на целый период деятельности подлежащего, а отдельного момента этой деятельности обозначать не может. Сочетания же был болен, был способен и т. д. одинаково подходят и для того и для другого: можно сказать и он был болен и он был в тот момент болен; значит, полное прилагательное своей прилагательностью, своей пассивностью уменьшает активность формы времени в связке, краткое же прилагательное такого влияния не оказывает».

Анализ синтаксических функций кратких форм приводит Пешковского к тому выводу, что краткое прилагательное «осказуемилось», но не «оглаголилось». «В сочетании был ленив прилагательность слова ленив мощно дает себя знать… Как человек, летящий на аэроплане с помощью посторонней силы, вложенной в его машину, не превращается в птицу, а остается все тем же тяжелым, не способным к полету человеком, так и прилагательное, подкрепленное глагольной силой слова был, остается все тем же прилагательным, с тем же значением постоянства и неподвижности». Но, с другой стороны, в тех же формах А. М. Пешковскому чудились иные грамматические горизонты: «Здесь язык начинает выходить за пределы глагольности и начинает выражать в своей мысли отношение сосуществования, обычно открываемое только надъязыковым мышлением».

Так, противореча самому себе, А. М. Пешковский находит в кратких формах имени прилагательного «новый способ выражать человеческую мысль», иными словами: новую грамматическую категорию. Проф. Л. В. Щерба назвал ту категорию, к которой склоняются краткие формы имен прилагательных, категорией состояния. Таким образом, большинством ученых отмечалась в кратких, или нечленных, формах имен прилагательных двойственность грамматических признаков. Одни из этих признаков (приемы словообразования и формы согласования) являются общими у кратких и полных форм и неразрывно связаны с категорией имени прилагательного. Другие грамматические признаки (несклоняемость, формы времени, близость к глаголу в приемах синтаксического употребления) резко отличают и отдаляют нечленные, краткие, формы от категории имени прилагательного.

Понятно, что те краткие формы, в которых эти дифференцирующие признаки получают перевес, отпадают от категории имени прилагательного и образуют самостоятельный грамматический класс. Таковы, например, слова горазд, рад (ср. отсутствие членных форм типа гораздый, радый) и другие подобные (см. главу о категории состояния). Другие же краткие формы, сохраняющие свою связь и соотносительность с членными, не выпадают из категории имен прилагательных, хотя и располагаются на ее периферии, далеко от центра. Они являются грамматически гибридным разрядом форм, в которых синтаксические свойства имени прилагательного не только ограничены, но и осложнены ростом новых функций. Большая часть кратких прилагательных не перестает быть формами одного слова с прилагательными полными. Кроме соотносительности в основах, в формах рода и числа их удерживает в пределах категории прилагательных способность быть «обособленным» определением к существительному. В этой функции краткие формы тесно связываются с соответствующими полными. Больше того: сами полные, членные, формы, выступая в функции полу предикативных, обособленных слов, как бы приближаются к кратким формам. Иллюстрацией служат такие параллели в употреблении полных и кратких форм:

И солнце, кругло и бездушно, Как желтое око совы, Глядело с небес равнодушно На тяжкие муки вдовы.

(Некрасов, «Мороз, Красный нос»)

Ср.: солнце, круглое и бездушное… или: круглое, бездушное солнце. Такое полупредикативное употребление кратких форм сближает их с полными и является ярким грамматическим признаком их прилагательности. До тех пор пока соответствующая краткая форма употребляется не только как сказуемое, владеющее формой времени (Zeitwort), но и как качественное определение (хотя бы приглагольное и интонационно обособленное), она еще не порывает связей с классом имен прилагательных. Только полная невозможность употребить такую форму в иной функции, кроме сказуемостной, является симптомом окончательного разрыва ее с категорией имени прилагательного и перехода в другую грамматическую категорию. Обособленно-приглагольное употребление кратких форм имени прилагательного сохранилось преимущественно в книжном языке и особенно в стиховых его стилях, но оно не вполне чуждо и разговорной речи. Вот несколько примеров из разных стилей:

И смотришь — она Жемчужиной крупной застынет, Бела, и кругла, и плотна.

Как исполин в ночном тумане, Встал новый год, суров и слеп.

Могил и крушений сосчитано много, А полюс стоит неприступен и стар.

Я вот хожу весел и высок.

Ср. у Ф. Достоевского: «Да чего ты грустен сидишь. » («Братья Карамазовы»); «Обладатель плаща с капюшоном был молодой человек, тоже лет двадцати шести или двадцати семи, роста немного повыше среднего, очень белокур, густоволос, со впалыми щеками» («Идиот») и т. п.

Морфологические ограничения в образовании кратких прилагательных

Судьба кратких имен прилагательных показывает, что понятие качественного признака в современном русском языке тонко дифференцировано. Выражение постоянного, мыслимого вне ограничений времени признака — основная функция имени прилагательного. Значение качественного состояния, мыслимого в формах времени, уже несколько выходит за пределы имени прилагательного. Полные прилагательные даже в предикативном употреблении обозначают, что признак в предмете пребывает постоянно, что существование признака охватывает весь период бытия предмета. Напротив, краткие прилагательные выражают, что признак в предмете пребывает непостоянно, является временным его состоянием.

Это разграничение понятий постоянного признака и временного качественного состояния было связано с развитием разряда имен прилагательных синкретического, качественно-относительного типа. Именно в этом типе взаимодействие и смешение полных и кратких форм было особенно разнообразным и сложным. Различия лексических значений определяли круг употребления краткой и полной форм одного и того же слова.

Таким образом, разряды имен прилагательных, совмещающих качественные и относительные значения, стали семантическим центром категории имени прилагательного. В связи с этим роль относительных прилагательных возросла. На это были и свои морфологические причины. Ведь относительные прилагательные, означая постоянное, неподвижное свойство, вытекающие из самой природы предмета, употребляются преимущественно в членной форме. Это наблюдение было сделано еще Ломоносовым и вошло во все русские грамматики. В истории русского языка типы имен прилагательных, которые не образуют нечленных, кратких форм по своей, так сказать, морфологической природе, переживали сложную эволюцию. Так, в середине XIX в. К. С. Аксаков выделял из среды «прилагательных предметных сходственных» (т. е. относительных. — В. В.), не имеющих формы первообразной (т. е. краткой), группу прилагательных «свойственных» с суффиксом —ск— ( человеческий, дружеский и т. п.). «Они также употребляются только в форме производной, хотя первообразное (т. е. краткое. — В. В.), которое всегда как будто в уме, в идее воображается, здесь, по большему отдалению от имени, отчасти возможно». Любопытно, что у Гоголя в публицистическом стиле краткие формы прилагательных на -ск- еще употребительны. В современном языке они уже совершенно невозможны.

Таким образом, соотносительность полных и кратких форм имени прилагательного нарушается не только лексико-синтаксическими и стилистическими факторами, но и морфологическими. Некоторые морфологические типы имен прилагательных, имеющих качественно-относительное значение, не допускают параллельных кратких форм. Таковы, например, многие качественные прилагательные с суффиксом -н(ой): продувной, проливной, площадной, наживной (есть, однако, и качественные прилагательные на -ный, не имеющие кратких форм, особенно в женском и среднем роде, например: дельный, цельный, старинный и др.). Таковы же прилагательные с суффиксами -ое- и -ск- (кроме обозначений цвета на -овый, например: багровый, пунцовый и т. п.). В подавляющем большинстве случаев они сохраняют основное относительное значение или след этого значения. Им присущ семантический оттенок типической «свойственности» лицам, предметам даже при широком развитии качественных значений (например: теневой, страдальческий и т. п.). От них краткие формы вовсе не производятся.

Наиболее последовательны в этом отношении чистые типы относительного словообразования. Совсем не образуют кратких форм основные морфологические разряды относительных прилагательных, оканчивающихся на:

1) -ий, -ья, -ье (волчий, лисий, рыбий, вдовий и т. п.);

2) -ний (летний, передний и т. п.);

3) -иный (воробьиный, соловьиный, гусиный);

4) -шний (сегодняшний, здешний и т. п.);

5) -янный, -яный и -енный для обозначения отношения к веществу, материалу (овсяный, кожаный, стеклянный, соломенный) и т. п.

Таким образом, процесс выпадения кратких форм из состава категории имени прилагательного, процесс обособления их в самостоятельную грамматическую категорию находит опору в этой типизации полного, членного облика прилагательного (на -ый, -ая, -ое; -ий, -яя, -ее).

Статья на тему Краткая форма имени прилагательного

Источник

Читайте также:  Употребление артиклей перед прилагательными в английском языке