Меню

Морфологические категории существительного прилагательного глагола



Морфологические признаки слова. Понятие морфологической категории

Морфологические признаки слова бывают формальными (типы склонения существительных и прилагательных, типы спряжения глагола) или формально-смысловыми. Обязатель­ные формально-смысловые признаки слова и грамматических форм слова принято называть морфологическими катего­риями. Под морфологической категорией понимается про­являемое во всех словах и словоформах той или иной части ре­чи единство грамматического значения и его грамматических формальных показателей.

Не любой морфологический признак может быть отнесен к разряду категорий. Например, в глагольной форме читайте выражен целый ряд морфологических признаков, при этом от­несенность глагола к I спряжению — это его чисто формаль­ный морфологический показатель; другие признаки данного глагола являются формально-смысловыми (категориальны­ми). Для рассматриваемого глагола нужно учитывать целый ряд морфологических категорий: вид (несовершенный), залог (действительный), наклонение (повелительное), лицо (2-е) и число (множественное).

Морфологические признаки являются постоянными (классификационными) или переменными (словоизме­нительными).

Например, вид глагола является его постоянным морфоло­гическим признаком (классификационной морфологической категорией), так как глагол по видам не изменяется и в любой своей форме принадлежит к одному и тому же виду — совер­шенному (сказать, сказал, скажи, сказавший) или несовер­шенному (говорить, говорил, говори, говоривший). Такими же являются признаки грамматического рода и одушевленности/ неодушевленности существительных.

У переменных морфологических признаков слова (т. е. у словоизменительных категорий) совсем иная природа: раз­ные грамматические формы одного слова могут выражать раз­личные значения одной и той же словоизменительной кате­гории. Например, наклонение — это словоизменительная ка­тегория глагола, так как формы одного и того же глагола могут выражать значения разных наклонений: идем, идите, шли бы. Словоизменительными категориями глагола являют­ся также время, лицо, число. Для существительных словоиз­менительными категориями являются падеж и число.

Части речи— это основные грамматические классы слов, которые устанавливаются с учетом морфологических свойств слов. Эти классы слов важны не только для морфологии, но также для лексикологии и синтаксиса.

У слов, относящихся к одной части речи, есть общие грам­матические признаки: 1) одинаковое обобщенное грамматиче­ское значение, называемое частеречным (например, для всех существительных значение предметности); 2) одинаковый на­бор морфологических категорий (для существительных харак­терны категории одушевленности/неодушевленности, рода, числа и падежа). Кроме того, слова одной части речи обладают словообразовательной близостью и выполняют одинаковые синтаксические функции в составе предложения.

В современном русском языке выделяются самостоятель­ные и служебные части речи, а также междометия.

Самостоятельные части речи служат для обо­значения предметов, признаков, процессов и других явлений действительности. Такие слова обычно являются самостоя­тельными членами предложения, несут на себе словесное уда­рение. Различаются следующие самостоятельные части речи: имя существительное, ‘имя прилагательное, имя числитель­ное, местоимение, глагол, наречие.

Внутри самостоятельных частей речи противопоставляют­ся полнознаменательные и неполнознаменательные слова. Полнознаменательные слова (существительные, прилагатель­ные, числительные, глаголы, большая часть наречий) служат для называния определенных предметов, явлений, признаков,

а неполнознаменательные слова (это местоимения и место­именные наречия) лишь указывают на предметы, явления, признаки, не называя их.

Важно еще одно разграничение в рамках самостоятельных частей речи: имена (существительные, прилагательные, чис­лительные, а также местоимения) как части речи склоня­емые (изменяемые по падежам) противопоставлены глаголу как части речи, для которой характерно спряжение (из­менение по наклонениям, временам, лицам).

Служебные части речи (частицы, союзы, предло­ги) не называют явлений действительности, а обозначают от­ношения, существующие между этими явлениями. Они не яв­ляются самостоятельными членами предложения, обычно не имеют словесного ударения.

Междометия (ах!, ура! и др.) не входят в число ни са­мостоятельных, ни служебных частей речи, они составляют особый грамматический разряд слов. Междометия выражают (но не называют) чувства говорящего.

Jill Морфологический разбор слова

Морфологический разборслова (разбор по частям речи) начинается с установления начальной (словарной) формы ана­лизируемого слова.

1. Определить часть речи, к которой относится разбираемое слово.

2. Выявить постоянные морфологические признаки слова.

3. Дать характеристику переменных морфологиче­ских признаков слова (они есть не у всех, а только у изменяе­мых частей речи).

4. Установить роль данного слова в предложении.

При разборе следует иметь в виду, что в языке широко рас­пространена грамматическая омонимия: одно и то же слово в разных предложениях может относиться к различным час­тям речи, проявлять разные морфологические свойства; ср.: Лебедь около плывет, злого коршуна клюет (П.) — выделен­ное слово является наречием; Около леса, как в мягкой по­стели, выспаться можнопокой и простор (Н.) — около является предлогом; Она написала отцу письмо, благодаря

его за помощьблагодаря является деепричастием, это одна из форм глагола благодарить; Благодаряотцу, я и сестры знаем французский, немецкий и английский языки (Ч.) — здесь благодаря является предлогом.

Самостоятельные части речи Имя существительное

Именем существительнымназывается самостоятельная часть речи, выражающая частеречное грамматическое значе­ние предметности и имеющая морфологические признаки оду­шевленности/неодушевленности, рода, числа и падежа: книга, словарь, ученик, окно, ворота.

Грамматическое значение предметности отличается от лек­сического значения ‘предмет’ (выражаемого, например, осно­вами существительных типа дом, камень), так как многие су­ществительные, особенно отвлеченные, образованные от глаго­лов и прилагательных (прочтение, синева), не обозначают предметов. Однако любое существительное имеет грамматиче­ское значение предметности, что обнаруживается постановкой вопроса кто? или что?

Существительное — одна из важнейших частей речи; к ней относится почти половина всех русских слов. В предложении существительное выполняет роль подлежащего, дополнения, именной части составного сказуемого, а также употребляется в качестве обстоятельства и несогласованного определения.

Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

Источник

Морфология

Морфология (от греч. «форма слова») — раздел науки о языке, который изучает слово, как часть речи. Здесь важно, как то или иное слово грамматически оформлено в предложении, и какие грамматические значения в нем выражены.

Ниже приводится сводная таблица всех морфологических признаков с указанием значений. Части речи, которым свойственны те или иные морфологические признаки, перечислены в отдельном столбце.

Морфологический признак Значения Часть речи
Категория рода мужской, женский, средний Существительные, прилагательные, глаголы прошедшего времени, причастия;
Притяжательные, определительные, указательные местоимения, некоторые отрицательные, вопросительные и относительные местоимения
Категория числа единственное, множественное Существительные, прилагательные, глаголы, причастия;
Притяжательные, определительные, указательные местоимения, некоторые отрицательные, вопросительные и относительные местоимения
Категория падежа именительный,
родительный,
дательный,
винительный,
творительный,
предложный
Существительные, прилагательные, порядковые числительные, притяжательные, определительные, указательные местоимения, некоторые отрицательные, вопросительные и относительные местоимения, причастия в полной форме
Склонение Первое, второе, третье Имена существительные
Собственное или нарицательное Имена существительные
Одушевленное или неодушевленное Имена существительные
Степень сравнения сравнительная, превосходная Качественные прилагательные, наречия
Полная или краткая форма Имена прилагательные и страдательные причастия
Качественное, относительное, притяжательное Имя прилагательное
Личное, относительное, неопределенное, определительное, относительное, отрицательное, притяжательное, указательное и возвратное «себя» Местоимения количественное или порядковое;
Числительные
Простое или составное Числительные, предлоги, союзы
Лицо 1, 2, 3 Личные местоимения, глаголы настоящего времени.
Вид Совершенный, несовершенный Глаголы, деепричастия, причастия
Переходный или непереходный Глаголы
Спряжение I, II Глаголы
Время прошедшее, настоящее, будущее Глаголы в изъявительном наклонении и причастия
Наклонение изъявительное, повелительное, условное Глагол
Возвратные, невозвратные Глагол, деепричастие
Действительные или страдательные Причастия
Производные и непроизводные Предлоги
Подчинительные и сочинительные Союзы

Переходность и непереходность иногда также рассматривается у деепричастий.

В иностранных языках есть понятия сослагательного и желательного наклонений у глаголов. Примеры сослагательного наклонения: сделал бы, почитал бы. В русском языке таковым является условное наклонение: глагол + частица бы. Примеры желательного наклонения: сделаю-ка, почитаю-ка. В русском языке желательное наклонение отдельно не выделяется, но оно может быть получено в связке глагола повелительного наклонения и частицы -ка.

Источник

Психолингвистический аспект грамматики. Овладение морфологическими категориями существительного, прилагательного, глагола.

Грамматика — формальный строй языка (морфология (система частей речи, их категорий и форм слов), словообразование (система языковых категорий, относящихся к производству и строению слов), синтаксис (законы соединения слов)), образующий вместе с фонетикой и лексикой его целостную структуру. Под грамматикой в данном случае следует понимать совокупность знаний, которая нужна человеку, чтобы создавать высказывания самому и понимать высказывания других.

До недавнего времени господствовал тезис о доминировании имитации и практической тренировки при овладении языком. Но этот тезис не объясняет неологизмов в детской речи, фразовых структур и грамматических форм, которые отсутствуют в нормативном языке. Как только ребёнок постигает закономерности языковых явлений, он начинает образовывать формы по регулярной модели, освоенная грамматическая форма подавляет все остальные в речи ребёнка, происходит генерализация. «Дети не могут имитировать грамматические элементы, которые они не в состоянии понимать или продуцировать»,- Эрвин-Трипп. Т.е. центральный процесс овладения речью — генерализация.

Отношение ребёнка к языку активно и конструктивно. Грамматическая неправильность речи ребёнка систематична, закономерна. Как только ребёнок неосознанно открывает для себя какое-то правило, он стремится подогнать все явления под систему, и усвоенное правило начинает доминировать в речевой продукции вопреки речевой реальности (явление «сверхгенерализации»). Явление грамматической антиципации (уподобления) заключается в том, что грамматическая форма предыдущего слова «переползает» на следующее.

Морфология

Морфема — знак, замещающий некоторые стороны материальной и предметной действительности (треугольник: морфема (форма слова)- звучание – предмет).

Морфемная структура слова — понятие сложное синтетическое:

· Способность воспринимать и понимать грамматические категории слова.

· Умение правильно использовать в речи различные грамматические формы одного и того же слова.

· Умение образовывать новые слова методом «приклеивания» новых морфемных частиц.

Говорить о соответствии первых слов ребёнка тем или иным частям речи не приходится. Первые слова, являющиеся одновременно и первыми фразами обозначают глобальную неструктурированную ситуацию. До определённого момента вычленения из ситуации предметов, признаков и действий невозможно. Большинство слов, употребляемых в этот период, являются ономатопеями или «замороженными» формами слов, при этом данные слова неизменяемы и характеризуют ситуацию вообще. На этапе предморфологии (по определению В. Дресслера) существует особая, универсальная, интернациональная грамматика.

Оценивая уровень морфологического развития англоговорящих детей исследователи ориентируются на измерение средней длины высказывания в морфемах. Русские слова изначально содержат в себе формообразующие аффиксы, но долгое время они остаются «замороженными» (пока не появится противопоставление хотя бы двух форм). «Внешнее тождество слов и словоформ нередко оказывается иллюзорным» (С.Н. Цейтлин, 2000).

С 1.6 -1.7- до 2.0 —бурный рост словаря (этому моменту происходит некоторая стабилизация парадигматической фонетики, открываются большие возможности для развития синтагматической фонетики, для прироста лексики). 1.8— появляются первые аморфные двусловные предложения, состоящие из двух однословных предложений, что знаменует начало этапасинтагматической грамматики. Грамматическая форма слов в предложении иррелевантна его синтаксической структуре. Слова различных лексико-грамматических типов сочетаются линейно. Двусловные предложения обычно содержат «замороженные» формы слов и неизменяемые слова ономатопеи. «На этапе однословных и двусловных высказываний можно отметить первые проявления морфологии: обособление императивной формы глагола в функции побуждения; появление оппозиции прямой падеж – косвенный падеж существительного (у некоторых детей). К концу данного периода функции компонентов высказывания становятся более разнообразными, назревает необходимость их морфологической дифференциации… Видимо, применительно к онтогенезу разумнее говорить не о появлении морфологических форм как таковых (безотносительно к определённым словам), а о появлении определённых форм вполне конкретных слов» (С.Н. Цейтлин, 2000).

К 1.9-1.11появляются трёхсловные предложения. Новый элемент предложения присоединяется как однословное предложение. Но если первые трёхсловные комбинации состоят из «замороженных» форм, то вскоре происходят резкие изменения в сфере морфологии. Осознаваемые ребёнком новые фрагменты, явления окружающего мира нуждаются в языковом оформлении и выражении. На этапе перехода от предморфологической стадии к морфологической особенно значимо расположение компонентов в предложении (предмет – прямой объект – предикат) или в словосочетании (предмет(существительное) -атрибут, определение (прилагательное)). Это период стабилизации порядка слов при одновременной их дистрибуции по лексико-грамматическим классам (Миллер У.). С появлением флексий необходимость опоры на порядок слов постепенно исчезает. Самой первой усваивается категория числа и падежа, самой последней -категория рода, различия м/у одушевлёнными и неодушевлёнными существительными.

Подпериод конструктивной синтагматической грамматики (до 2.0.) характеризуется тем, что ребёнок становится способен создавать и употреблять конструкции притяжательного типа; появляются первые собственно грамматические противопоставления, возникающие из различия синтаксической структуры, а не парадигматического противопоставления (обычно это оппозиция прямого и косвенного падежей, но фонетического единства флексий и закреплённости за косвенным падежом определённой флексии пока нет), наблюдается полное отсутствие расчленения слов на морфемы, слова соотнесены как целые гештальты, как неразложимые формы.

Около 2.0начинается этап парадигматической грамматики, проявляющийся в появлении способности вычленять в слове отдельные морфемы (образование по аналогии сочетания основы и соответствующей флексии).

Первый подпериод — нефонологической морфемики. Характерно полное отсутствие ориентировки на звуковую форму морфемы, ребёнок не знает типов склонения и спряжения, ни «правил» согласования.

Второй подпериод — фонологической морфемики. Характерна ориентировка на фонологический состав слова при склонении или спряжении. Тонкий фонематический состав фонемы не учитывается, ориентируясь на общую звуковую характеристику морфемы. Ребёнок относительно быстро проходит путь от ориентировки на звуковую форму морфем к ориентировке на отдельные фонематические признаки (Эльконин Д.Б. ). Затем характерна ориентировка на отдельные фонематические признаки морфемы. Чёткость произношения проявляется, прежде всего, во флексиях, корневая часть в этот период сохраняет нечленораздельность звучания. Характерны неправильные с морфофонологической т.з. образования (//два лефа, вода течла).

Третий подпериод — морфофонологической морфемики.Намечаются попытки морфофонологического чередования, ребёнок постигает звуковую вариантность слова. Отмечается масса заведомо неправильных образований, игра со словами. Левина объясняет это тем, что ребёнок заметил вариантность звуков, но «наблюдения его ещё не уточнены, поэтому он использует их невпопад». А.А. Леонтьев объясняет это попыткой нащупать истинные границы фонологической вариантности. На этом подпериоде складывается связь «морфема — предмет». Ребёнок уже «разобрался» в составе слова и определил в нём место морфемы. Теперь он начинает строить слова с опорой на знание предметной деятельности.

Возрастные границы этих подпериодов имеют значительную индивидуальную вариативность.

Очерёдность усвоения морфологических категорий и форм, их представляющих, зависит от ряда причин:

1. Их прагматическая ценность, т.е. актуальность использования данной формы или категории для практической деятельности ребёнка (поэтому рано появляются формы повелительного наклонения). Морфологическая форма м.б. воспринята и осмыслена, если она обладает конкретным означающим (некая звуковая последовательность, доступная восприятию). Т.е. категории, имеющие отчетливо выраженное конкретное значение, усваиваются первыми.

Неразрывность означающего и означаемого (план выражения и план содержания) обеспечивает их усвоения и систематизации в языковом сознании индивида. Но ввиду относительной автономности плана выражения и плана содержания морфологических единиц и категорий, их усвоение должно последовательно разграничиваться при исследовании проблем речевого онтогенеза. Содержание грамматических категорий и форм усваивается раньше, чем выражение. Это значит, что содержание может выражаться необычным (неузуальным), не соответствующим традиции способом. Являясь первичным по отношению к языковому, когнитивное развитие определяет готовность ребёнка к усвоению плана содержания грамматической категории. О полном усвоении плана выражения можно говорить, если ребёнок начинает применять традиционные средства выражения языкового содержания // категория числа усваивается после того, как ребёнок научится различать один предмет и множество; категорию времени – после формирования «чувства времени»; категория лица – после осознания «Я». В онтогенезе одновременно появляются и грамматические, и лексически средства для выражения определённого содержания. Т.о. можно говорить о том, что формируются функционально- семантические (понятийные) поля.

2. Количество компонентов, образующих морфологическую категорию. Легче происходит овладение двучленными грамматическими морфологическими категориями, чем многочленными. Так усвоение шестичленной категории падежа представляет для ребёнка значительную трудность, поэтому первоначально ребёнок обходится прямым и косвенным падежами, т.е. двучленной конструкцией.

3. Связь морфологической категории и лексики. Чем меньше зависимость от лексики, тем легче и быстрее осваивается морфологическая категория. Причём раньше происходит усвоение в том лексико-грамматическом разряде, где морфологическая категория имеет более чёткую семантическую мотивировку. Так усвоение противопоставления единственного и множественного числа начинается с конкретно-предметных существительных, а затем в группе существительных, именующих действие.

4. Стандартность — нестандартность формальных средств представления морфологической категории. Раньше усваиваются категории с чётким и стандартным формальным показателем. Эти объясняется довольно раннее усвоение категории глагольного времени. Чем теснее «спаяны» основа и формообразующий аффикс (т.е. чем выше фузионность), тем труднее расчленить их в языковом сознании и, следовательно, тем сложнее усвоить. И наоборот — чем выше агглютинативность, тем проще усвоение морфологической категории.

5. Широта представленности формальной вариативности формообразующих средств. Наличие формальной вариативности существенно замедляют процесс усвоения данной категории //кушаю ложком, разрубливать, обрушивать.

6. Уровень выражения морфологических значений. Сначала ребёнок использует лишь основные (облигаторные), специализированные средства выражения формальных значений (формообразующие аффиксы (суффиксы и флексии) //рота, красю). Позже начинают использоваться факультативные средства (перемещение ударения, чередование, наращение основы, супплетивизм).

Процесс овладения языковой действительностью аналогичен овладению предметной действительностью. Овладевая формами слов (морфемами), он действует с ними как с предметами (А.М. Шахнарович) // опыты Т.Кини и Н.Смит — при выборе форм единственного и множественного числа дети руководствуются формой существительного, а не глагола (в силу большей наглядности и предметности числа существительного).

На ранних этапах понимание грамматики во многом основано на логике предметных отношений (исследования Ф.А. Сохина, Ф.И Фрадкиной). Изменения в предметном мире чувственно воспринимаются ребёнком и отражаются в его сознании в виде представлений. Эти изменения м.б. вызваны действием предмета (изменение состояния), касаться его признаков и пр. Представления обогащаются за счёт предметных действий. Потребность в общении и изменяющиеся условия этого общения требуют от ребёнка не только восприятия и отражения, но и выражения полученных представлений об изменениях, что требует соответствующих средств. Ориентируясь на изменение звучание морфемы, ребёнок должен искать в нём отражение изменения предметной действительности. Эти изменения не д.б. существенны (иначе потребуется новое наименование) и м.б. вызваны действием предмета (изменение состояния), могут касаться его признаков (качественные изменения), могут относиться к численности предметов и т.п.

Усвоение грамматических форм слов, категорий морфологии значительно облегчается, если в качестве главного элемента деятельности ребёнка со словом является ориентировка в звуковой форме слова (Попова М.И.). Для ориентировки в звуковой форме слова важна активная деятельность ребёнка со словами. Содержание ориентировки (по А.М. Шахнарович):

· узнавание конкретных качеств, свойств, признаков объектов,

· называние, выбор форм выражения этих признаков, разделение объектов для передачи сведений о них другим. Параллельно на основе предметных действий и развития произвольных движений: спецификация объектов, выделение их из ситуации + присвоение имён элементами ситуации.

Ориентируясь на звучание морфемы, ребёнок соотносит его с характеристикой предмета и устанавливает мотивированные связи. Овладевая морфемой ребёнок проходит ряд этапов: выделение морфемы; её функциональное употребление; дифференциация от звучания, приобретение функции знака. В результате ориентировочной деятельности происходит осознание формального элемента слова. Этапы осознания:

* вычленение (в ходе научении ребёнка вычленять морфемы, укрепляется связь «звуковая форма — морфема»). На основе этой связи происходит нащупывание правильного произнесения слова с акцентом на флексиях,

подлинное осознание ( из неосознанных через этап актуального сознавания, где данная операция является целью, на уровень сознательно контролируемого). Сознательный контроль м.б., если морфемы выступают в качестве знаков.

Формы слов, на ранних этапах их овладения, во время функционирования связаны с действительностью прямо, непосредственно, т.е. ребёнок ищет в морфеме сначала буквальное отражение некоторой части действительности.

Образная связь предмета и формы слова мотивирует его значение и способствует образованию неологизмов. Выбор формы обеспечивается присутствием образа в её звучании. Ориентировка на звуковую сторону слова и приписывание звучанию мотивированного значения долго сохраняется в детской речи. Ребёнок образует неологизмы в соответствии с продуктивными и частотными моделями. Мотивированность звучания одного слова (морфемы одного слова) м.б. перенесена на морфему другого слова, ребёнок начинает понимать, что определённые формы служат для выражения определённого содержания (действует тенденция к сохранению коммуникативно отработанных средств). В результате образуется стереотип, происходит генерализация отношений. Ребёнок постоянно ищет правильное словообразование, что проявляется в самокоррекциях (// в реке было много рыбов. рыбей. много рыб).

Проверить освоенность правила экспериментально можно на материале квазислов (// фантастическое животное вук (рисунок), на другом рисунке их много. Вопрос «А это кто?» (Джин Берко)); умение отличить правильно построенное высказывание от неправильного.

Последовательности овладения морфологическими категориями (формами слов) (по А.М.Шахнарович):

1. Ориентировка на звуковую форму слова Þ константный для разных слов звукокомплекс.

2. Соединение звукокомплекса с некоторым означаемым в действительности (для множественного числа с несколькими предметами, для сравнительной степени — с различным проявлением чувственно воспринимаемого признака, для падежа — с отношением деятеля- действия- объекта).

3. Установление «жёсткой» связи звукокомплекса с неким означаемым. Перенос на разные слова этого звукокомплекса при тождественной действительности.

4. Генерализация отношения — употребление данного звукокомплекса правильно в каждом новом отношении (формирование модели-типа).

Необходимая ступень при переходе одного этапа к другому — осознание некоторой формы слова. Процесс осознания некоторых морфем можно ускорить, предложив ребёнку материальные опоры при действиях со словами как элементами языковой действительности.

Категория числа начинает осваиваться ребёнком примерно с 1.9.-1.10. Предвестниками усвоения категории числа становятся слова ещё, ещё один, другой. Трудности усвоения категории числа м.б. связаны с тем, что форма парносоставных и сложносоставных предметов указывает не на множество, а на внутреннюю структуру предмета (ножницы, грабли, брюки..); что многие слова русского языка не имеют формы множественного (капуста, печенье, моль, посуда, оружие, дно, брюхо…) или единственного (детишки, зверята, вещественные существительные (сахар, салат)) числа; что ребёнок выбирает ненормативный вариант (изюмка, чайка, малины, горохи, картошки). К школьному возрасту такие ошибки исчезают.

Категория падежа. Этап однословных и двусловных предложений характеризуется беспадежной грамматикой. По мнению С.Н. Цейтлин, первоначально существует противопоставление прямой падеж – косвенный. Затем косвенный падеж распадается на винительный, творительный, дательный, предложный. Чем увереннее избирает ребёнок нужную предложно-падежную форму для выражения определённого смысла, тем смелее разворачивает он фразу, удлиняя цепочки компонентов предложения. Последовательность усвоения: именительный («замороженная» форма)® винительный (частотная функция — обозначение прямого объекта) ® дательный по адресу, родительный по частичному или неопределённому объекту, винительный локативный, родительный по принадлежности® творительный в значении орудия, дательный по адресату ® наиболее трудно усваиваются использование родительного падежа со словами много, сколько, после слова нет; также наблюдается смешение именительного и родительного падежа (есть книжка -нет книжки).Усваивая новую падежную форму, ребёнок в течении некоторого времени может использовать и новую, и старую форму для выражения содержания. Как правило, к 2 года ребёнок адекватно использует падежные формы, за исключением последних, которые становятся доступны языковому сознанию к 3 годам.

Последовательность усвоения падежей по Рыбникову Н.А.: дательный, винительный, прочие. По Гвоздеву, Сохину: именительный, винительный, родительный, прочие. Лепская : к 3 годам в языке ребёнка есть вся система значений, передающаяся в языке падежными формами (субъектные, объектные, обстоятельственные, определительные), но из-за отсутствия предлогов и смешения флексий способы их передачи несовершенны. К 3.6 ребёнок использует флексии падежей в соответствии с нормой.

При усвоении падежей ошибки вызваны обычно тем, что ребёнок образует формы, опираясь на усвоенное им общее правило, не используя перемещение ударения, чередование и пр. Кроме того, при образовании формы происходит унификация основы слова (принятие единого звукового вида), что вызвано воздействием формы слова на другие формы (механизм внутрисловной аналогии). Виды ошибок: унификация ударения (поездов, землю); устранение беглости гласных О Э (кусоки, над костёром, , пёсов); устранение чередования конечных согласных основы (ухи); унификация основ существительных, имеющих во множественном числе наращивание j(други, стулов, комы, котёнки, одно семено, нет время); устранение супплетивизма, т.е. полной звуковой не тождественности при тождестве семантики (ребёнкам, человеки, деть, людь).

Усвоение склонения существительных. Выбор нужной флексии затруднён тем, что существует три типа склонения и отсутствует чёткая соотнесённость м/у типом склонения и родом существительного. Кроме того, существует много исключений и частных правил. Начальная детская грамматика двухродова и ей соответствуют не три, а два типа склонения (существительные женского рода изменяются по первому склонению, существительные мужского рода — по второму). Первоначально же ребёнок усваивает одну падежную флексию, единую для всех склонений.

Усвоение категории рода. Сложность категории рода, сохранение дифференциации одушевлённости и неодушевлённости одновременно с наличием трёх родов объясняет большое количество ненормативных детских образований. До 2-2.6. ребёнок не может постичь различия м/у естественными полами. Нередко мотивированность рода стирается, что затрудняет его усвоение. Наиболее сложным для усвоения является средний род. Наиболее характерные явления в сфере категории рода: при использовании рода ребёнок ориентируется на здравый смысл, отказываясь употреблять существительные мужского рода применительно к женщинам и наоборот; образуя женский или мужской род используются родовые корреляты (водительница, дирижёрка, парикмахерница, подруг, биолога, дурака, черепах, коров, козбычица, петухиня, зайчица, котиха,негритянин); существительные «общего рода» относят обычно к женскому, образуя коррелят в мужском (пьяниц, плакс, нерях, грязнуль); пытаются найти смысловую мотивированность неодушевлённых существительных (у девочек царапина, у мальчиков – царап); существительные среднего рода первоначально переводятся ребёнком или в женский, или в мужской род (перед зеркалой, один полен); возможны ошибки в определении родовой принадлежности зоонимов, которые нередко определяются традицией (мух, пантер, собак).

Усвоение прилагательных. В лексиконе ребёнка 1.6 – 2 лет больше всего существительных и глаголов, меньше всего прилагательных. Это связано с тем, что в первичной картине мира присутствуют прежде всего предметы и действия, а потом уже качество. Раньше всего появляются слова, выражающие положительную или отрицательную эмоциональную оценку и определения размера предмета. До некоторого времени предмет и признак не разделены в сознании ребёнка. Первые прилагательные, сознательно употребляемые детьми обозначают размер, цвет, вкус, вес, температуру, оценку и могут употребляться не с одним, а с разными существительными. При этом родовые семантические компоненты значения осваиваются раньше, чем дифференциальные. Осваивая параметрические прилагательные (размер, вес, ширину, толщину, высоту…) сначала усваивается количественный компонент значения, а потом параметр. В ранний период прилагательные занимают центральное место в сообщении и выполняют роль сказуемого. Когда же ребёнок начинает использовать прилагательное в качестве определения (примерно 2.6.), то оно ставится после определяемого слова. Примерно с 2 лет ребёнок согласует прилагательное с существительным по числу и падежу, позже – по роду. Сначала появляются качественные прилагательные, затем притяжательные и относительные. Дети склонны образовывать ненормативные варианты сравнительной степени прилагательных (пошоколаднее, золотее, зеленее, шерстянее, лысей, голей или гордее, упругее, молодее, толщее, далекее, твердее, тонкее, жестее) и пытаются образовать компаратив от существительных (дылдее, ветрее, звездее, портнее)

Усвоение категории принадлежности. Отношения м/у субъектом и объектом обладания довольно рано запечатляются в сознании ребёнка (на этапе голофраз), но ситуация в данный период не членится и воспринимается как нечто глобальное, и высказывание выражает лишь некоторую общую идею отношения предметов. Принадлежность самому ребёнку начинает фигурировать в речи ребёнка около 2 –3 лет (конструкции со значением обладания и конструкции со значением часть – целое). Различные варианты посессивности осваиваются с гораздо большим трудом, но примерно к 3 годам уже доступны ребёнку (чей, кого, мой, твой, наш, свой).

Усвоение глаголов. Говорить о глаголах на этапе голофраз трудно. Но двусловные предложения уже содержат в себе «предглагольные» «замороженные» формы. Первые глаголы в словаре ребёнка могут быть и в императиве (иди, дай), в инфинитиве (купать, читать), в прошедшем времени единственного числа мужского или женского рода (упала, гуляла), в настоящем времени единственного числа третьего лица (лежит, сидит). Значительное число форм в начальный период усвоения языка м.б. запечатлено в языковом сознании «глобально» и воспроизводятся автоматически. На базе этого словаря формируются первые глагольные категории. Первые глаголы обозначают конкретное наблюдаемое ребёнком действие или действие, совершившееся к моменту речи. Важно, что в период с 1.10. до 2 лет появляются «пучки» форм одного глагола. Освоение глагольного словоизменения растягивается на ряд лет и представляет собой переход от более общих правил к частным, а затем к единичным исключениям.

Левоневский А. Этапы появления грамматических категорий:

— Существительные и междометия.

— Отрицательная частица «не».

— Наречия места и числительные.

Н.А. Рыбников — сначала появляются глаголы и прилагательные, затем личные местоимения и числительные. Формальные изменения около 3 лет.

Гвоздев А.Н. — последовательность усвоения грамматических форм:

— Категории с отчётливо выраженным конкретным значением — число существительных.

— Разница между уменьшительными и неуменьшительными существительными, основанная на реально существующих и легко схватываемых различиях.

— Категория повелительности, знакомая ребёнку по практике общения со взрослым.

— Падежи, которые ориентируют ребёнка в отношении к предметам и пространству.

Проблема овладения детьми морфологическими элементами языка с т.з. подготовки к усвоению орфографию и обучению чтению.

«Значение» части речи зависимо от языка и не является доязыковой логической или психической категорией; оно не возникает как первичная семантическая характеристика определённого класса слов. Без специального обучения ребёнок не способен дифференцировать слова по частям речи, хотя практически грамматической системой языка он владеет. При последующем обучении характер алгоритма опознавания частей речи играет огромную роль. Если опора идёт лишь на общее значение этих слов и на характер вопросов, которые можно поставить к словам, то дети не усваивают системы признаков части речи (Жуйков С.Ф.) . Следует ввести систему грамматических признаков, т.е. сопутствующие им морфологичские категории. Айдарова Л.И. полностью исключила принцип вопросов и использовала функционально- морфологический алгоритм пассивного узнавания и активного порождения слов по заданной грамматической модели (эксперимент во 2 классе на материале искуственного языка. Нго= звук, анго= звуки, нгуи= звучит, нэго= звучал и т.п. Что передаёт значение в этом языке? Составьте грамматику этого языка и сего помощью образуйте все возможные слова от слова «хэбо»= игра). Глухие дети также нуждаются в усвоении системы морфологических категорий для правильного отнесения слова к части речи и для правильного употребления этого слова, т.к. для них характерно недостаточная обобщённость частей слов, отсутствие анализа строя слова, нечувствительность к форме слова (Морозова Н.Г.). Леонтьеву А.А. отмечает, что значения частей речи (как элементы лингвистического чутья) формируются в ходе обучения на основе системы сопутствующих морфологических категорий, возникают в результате бессознательного семантического обобщения слов, сначала сознательно относимых к определённому классу по грамматическим признакам, а затем автоматически узнаваемых.

Словообразование.

Важнейшим аспектом грамматики является овладение операциями словоизменения и словообразования. Для того, чтобы включить слово в высказывание над ним нужно произвести определённое действие. Ребёнок не принимает готовых форм, а конструирует их по известным правилам. Эти правила определяются тем, что ребёнок овладевает знаком языка как совокупным семантическим и грамматическим единством. Ребёнок активен, мотивирует даже при заимствовании. Он действует со звучанием слова, производит операции, пользуется продуктом этих действий. Поставив между словом и действительностью образ, ребёнок облегчает овладение словом. Активно, творчески относясь к языку, ребёнок реализует его потенциальные словообразовательные возможности.

ДЕТСКИЕ РЕЧЕВЫЕ ИННОВАЦИИ

Под детской речевой инновацией понимают любой языковой факт, зафиксированный в речи ребенка и отсутствующий в общем упот­реблении. В речи детей выявляются разные типы инноваций: слово­образовательные, формообразовательные (морфологические), лексико-семантические, синтаксические. К разряду инноваций можно от­нести и различные виды модификации единиц взрослого языка. Во многих случаях единица, самостоятельно сконструированная ребенком, может совпасть и по форме, и по значению с уже имеющейся в языке. Тогда факт языкового творчества ребенка не фиксируется. Таким образом, любая инновация представляет собой речевую единицу, самостоятельно сконструированную ребенком, но при этом не все самостоятельно сконструированное ребенком попадает в разряд инноваций.

И. А. Бодуэн де Куртенэ полагал, что по детским иновациям можно предсказать будущее состояние языка. Л.В.Щерба видел в детских речевых инновациях специфическую разновидность отрицательного языкового мате­риала и доказательство того, что лингвистический опыт человека упорядочен в виде системы (грамматики). К. И. Чуковский проде­монстрировал, как нерасторжимо слиты подражание и творчество при усвоении языка, показал, как велика речевая одаренность ребенка, способного на основании ана­лиза речи взрослых усваивать языковые модели и правила, “детские речения порою даже правиль­нее наших” (“лепые нелепицы”). А. Н. Гвоздев называл речевые инновации “образованиями по ана­логии”, подчеркивая психолингвистический механизм их возник­новения (правила образования слова или словоформы, осно­вано на способности членить нормативную словоформу на эле­менты и осмысливать функции полученных элементов). М. И. Черемисина и группа сибирс­ких ученых выявили существенная закономерность овладения слово­образовательными моделями: сначала усваивается первичная не­дифференцированная словообразовательная модель, а затем уже совокупность частных моделей, представляющих конкретизации общей. Эта же важнейшая закономерность была позднее установ­лена Д. Слобином на более обширном и качественно ином языковом материале и расценена им как одна из универсалий детской речи. Ребенок, постигая язык, интуитивно стремится к систематизации языковых фактов и ощущение системности у него значительно сильнее, чем у взрослого. Ф.А.Сохин развивает мысль об идее генерализации отно­шений, осуществляемой ребенком в процессе овладения языком. В работах А.М.Шахнаровича обсуждаются проблемы соотношения процессов имитации и генерализации при усвоении языка ребенком и обосновывается ведущая роль генерализации. Детские речевые новообразования, по мысли А.М.Шахнаровича, формируются на основе особых механизмов: они являются следствием функциони­рования в речи детей “моделей-типов”, сложившихся на основе генерализации языковых моделей. Применительно к анализу словообразовательных инноваций Е.С.Кубряковой были выделены три типа деривационных процессов, основанных на трех моделях механизмов в аналогии: ориентации на единичный, уникальный лексический образец, ориентация на модель и ориентации на свертываемую синтаксическую структуру. Детские инновации могут служить иллюстрацией указанных деривационных процессов. В исследованиях Т.Н.Ушаковой разнообразные факты детской речи, в том числе и случаи ненормативного словотворче­ства, рассматриваются как следствие функционирования физиоло­гических механизмов речи (Ушакова, 1970, 1979).

Причина широкого распространения детских инновационных слов и форм в речи со­стоит в особенностях усвоения языка ребенком, в сложности и мно­гоступенчатости этого процесса, который обусловлен в свою оче­редь сложностью языкового механизма, а также специфичностью речевых операций ребенка. Поскольку давление языковой систе­мы, выступающее в качестве главной причины детских инноваций, в большей или меньшей степени присутствует как фактор образо­вания окказионализмов и в других сферах речи, постольку и ока­зываются возможными совпадения в речи детей и взрослых. Очень часто разные дети в разное время и независимо друг от друга продуцируют одни и те же языковые единицы // ИСКАЮ, ГЛАЗОВ, СЛОМАТЫЙ, СМЕЮН, ОБОСПАТЬСЯ, ВЫСО­ЛИТЬ, ПОДУХА и т. п.; полагают, что ЛЬСТЕЦ — это тот, кто сгре­бает листья, МЕЛЬНИЦА — жена мельника и т.п.

Все факты речевых совпадений свидетельствуют о том, что, несмотря на важные различия в формировании отдельных речевых систем (индивидуальных языков, идиолек­тов), обусловленные особенностями когнитивного развития, воздействием речевой среды, несовпадением ситуаций, главные причины, объясняющие отклонения от нормы в детской речи, носят инвариантный характер — это объективно существующие, единые для всех особенности постигаемого языка и общая для всех детей стратегия овладения языковым механизмом (не исключаю­щая использования различных тактик).

Если языковые правила с таким завидным постоянством нару­шаются разными детьми одинаковым или почти одинаковым спо­собом, значит, должно существоватьправило для нарушения пра­вил, и выявить его можно, анализируя, во-первых, особенности ре­чевой деятельности ребенка, отличающие ее от речевой деятельности взрослого, и, во-вторых, особенности строения язы­кового механизма, обусловливающего неравномерность усвоения ребенком разных уровней языка.

Если до 3 лет словарь ребёнка увеличивался в основном за счёт «разных» слов, то после 3 лет ведущим становится словообразовательный уровень (Е.И. Негневицкая и А.М. Шахнарович). Ведущий уровень словообразования зависит от возраста: ранний возраст — лексический уровень, основанный на имеющихся знаниях и конкретном опыте (// кто ломает? Петька), в дальнейшем стремление к обобщению приводит к появлению словообразовательных моделей, которые первоначально носят наглядный характер (//мыха), затем наблюдается сознательное изменение формы слова для изменения его значения (//вытонула, распакетить, выпечатать), (Кто ломает? Ломатель). Морфологические элементы разные по форме, но одинаковые по значению часто смешиваются детьми, что объясняется генерализацией отношений // летела — текла, нашела; молотком, ложком.

В речи детей имеется огромное количество инноваций. Для образования речевого неологизма используется наиболее частотная и продуктивная словообразовательная модель. В основу кладётся актуальный, значимый, важный признак явления или предмета // эксперимент с детьми при акцентировании слова в вопросе : кто на лошади сидит? — лошадник, лошник ; кто на лошади сидит? — сидник , сидельник. Часто мотивированность слова стирается: а/ если семантика слова обусловлена контекстом ситуации, б/ если контекстуальных связей мало, то мотивирует значение звучание слова // преобразование слова, образование «прозрачного значения» (вертилятор, спинджак, импузантный, полуклиника, полюс и т.д.). Словотворчество свидетельствует о формировании объективного значения словоформ. Для усвоени

Источник

Читайте также:  Урок по русскому языку 4 класс спряжение глаголов закрепление

Морфологические категории существительного прилагательного глагола



§ 4. Морфологические категории (их типы и компоненты)

Согласно определению, данному выше, морфология как раздел науки о русском языке изучает грамматические классы слов (части речи), при­надлежащие этим классам грамматические (морфологические) категории и формы слов.

Русская морфология обычно описывается в системе частей речи, но есть и описание «категориальной» морфологии русского языка. Напри­мер, в пражской «Русской грамматике» (1979) морфологические катего­рии описываются не по частям речи, а по «пучкам», в которых они вы­ступают у разных частей речи. Например, категория рода рассматривает­ся в одном разделе как категория существительных («несогласуемых не­местоименных слов»), местоимений и «согласуемых слов» (прилагатель­ных, причастий, глагольных форм прошедшего времени и сослагательно­го наклонения) [РГ 1979: 316-323].

Грамматическую (морфологическую) категорию образуют однородные (т. е. объединенные общекатегориальным значени­ем) противопоставленные (и по форме, и по значению) ряды морфологи­ческих форм[11]. Категориальное значение одного из противопоставленных рядов морфологических форм – это граммема [Зализняк 1967 / 2002[12]: 26-27; Мельчук 1998: 250-261]. Так, формы числа имен сущест­вительных при помощи окончаний выражают граммемы единственного или множественного числа, являющиеся реализацией общекатегориаль­ного значения числа.

В русском языке (как и в других флективно-синтетических языках) значения, противопоставленные в рамках одной категории, не могут быть выражены в одной словоформе, т. е. граммемы взаимоисключают друг друга [Плунгян 2000: 107, 115].

Впрочем, принцип взаимоисключения для грамматических значений не является универсальным для всех языков. Как считают специалисты по языкам Юго-Восточной Азии, взаимоисключение граммем вообще неха­рактерно для грамматических категорий изолирующих языков – китайско­го, тайского, кхмерского. Формы одной категории в изолирующих языках «противопоставлены не потому, что они передают взаимоисключающие значения, а потому, что они несут различные значения» [Солнцева 1985: 203]. Также в английском языке формальные показатели противопостав­ленных времен прошедшего и будущего совместимы, ср. «будущее в про­шедшем» (would work). Совместимы и показатели форм Perfekt и Continious (have been working), которые в одних работах считаются фор­мами времени, в других – формами вида. Если считать взаимоисключение граммем универсальным обязательным признаком грамматической кате­гории, то надо признать, что английские формы Past и Future (а также Perfekt и Continious входят в разные грамматические категории. К такому выводу приходит В. А. Плунгян, рассматривая будущее время вне катего­рии времени [Плунгян 2000: 269]. Анализ семантики и употребления форм настоящего и будущего времени в русском языке (см. Главу 3) показыва­ет, что трактовка будущего вне грамматической категории времени не­приемлема для русского языка.

Морфологические категории могут представлять собой многочленные структуры (ср., например, категорию падежа в русском языке) или двуч­ленные, бинарные, организованные по принципу оппозиции (ср. глаголь­ный вид). Среди морфологических категорий выделяют категории с номинативным компонентом значения и категории без такого ком­понента – неноминативные. К первым относятся категории, представляющие и интерпретирующие объекты внеязыкового мира или отношения между ними: количественные отношения предметов, степень проявления признака, реальность или нереальность действия, его отно­шение к моменту речи, говорящему и другим участникам акта речи и др.; таковы, например, категории числа имен существительных, степени срав­нения прилагательных, глагольные категории наклонения, времени, лица, вида.

В составе морфологических категорий русского языка есть слово­изменительные категории, члены которых – это формы одного и того же слова (например, глагольные категории наклонения, времени, ли­ца), и несловоизменительные (или классифицирующие) категории, члены которых – это формы разных слов (например, категория вида глагола). Формообразование как «образование грамматических форм слова» [ЛЭС 1990: 558] представлено 1) словоизменением, или образовани­ем флективно-синтетических форм (например, личных форм глагола); 2) образованием аналитических грамматических форм типа буду рабо­тать, работал бы; 3) соотносительными формами разных слов (например, формами глаголов СВ и НСВ) [РЯ 1979: 379].

Внутри частей речи выделяются также лексико-грамматические разряды, отражающие взаимодействие лексики и грамматики. Это подклассы слов той или иной части речи, которые характеризуются об­щим элементом лексического значения, определяющим их фамматические свойства. Например, выделяются следующие глагольные лексико-грамматические разряды: переходные и непереходные глаголы (обусловливающие возможность или невозможность образования форм страдательного зало­га); личные / безличные глаголы (имеющие разный набор форм катего­рии лица); предельные / непредельные (или, в другой терминологии, терминативные / нетерминативные) глаголы, влияющие на образование видовых пар (см. §11). Лексико-грамматические разряды отличаются от грамматических категорий отсутствием общего категориального значе­ния, имеющего конкретные реализации в отдельных разрядах, и отсутст­вием системы морфологических форм выражения этих реализаций.

Читайте также:  Делимые и не делимые фразовые глаголы

Источник

Грамматические категории существительного, глагола и прилагательного в русском и в немецком языках.

Имя существительное— это часть речи, обозначающая предмет и выражающая категориальное грамматическое значение предметности в частных грамматических категориях одушевленности

неодушевленности, рода, числа и падежа. Существительные называют предметы в широком смысле, т. е. не только конкретные предметы окружающей действительности (дом, стол), их совокупности (листва, джунгли) или составные части (ветка, стебель), но и живых существ (птица, человек, Пётр), а также действия и состояния в отвлечении от их производителей (бег, отдых), свойства и количества в отвлечении от их носителей (белизна, сотня). Для обнаружения грамматического значения предметности (особенно в тех случаях, когда необходимо отграничить имя существительное от других частей речи с близким лексическим значением; ср.: белизна — белый, сотня — сто, отдыхать — отдых) на практике используется подстановка местоименных слов с обобщенно-предметным значением: кто или что. Средством выражения грамматической предметности являются морфологические категории имен существительных. Для существительных русского языка характерны четыре морфологические категории: одушевленность

неодушевленность, род, число и падеж. Одушевленность

неодушевленность и род — это лексико-грамматические категории существительных: каждое слово входит в определенный грамматический класс существительных одушевленных

неодушевленных, мужского, женского или среднего рода. Это — постоянные признаки существительного. Число и падеж — переменные признаки существительного: существительные могут изменяться по числам и падежам.

Имя прилагательное — это самостоятельная знаменательная часть речи, объединяющая слова, которые

1 (категориальное значение) обозначают непроцессуальный признак предмета и отвечают на вопросы какой?, чей?;

2 (морфологические признаки) изменяются по родам, числам и падежам, а некоторые — по полноте / краткости и степеням сравнения;

3 (синтаксические свойства) в предложении бывают определениями или именной частью составного именного сказуемого.

Выделяются три разряда прилагательных по значению: качественные, относительные, притяжательные.

Качественные прилагательные обозначают качество, свойство предмета: его размер (большой), форму (круглый), цвет (синий), физические характеристики (холодный), а также склонность предмета к совершению действия (болтливый).

Относительные прилагательные обозначают признак предмета через отношение этого предмета к другому предмету (книжный), действию (читальный) или другому признаку (вчерашний). Относительные прилагательные образуются от существительных, глаголов и наречий; наиболее распространенными суффиксами относительных прилагательных являются суффиксы -н- (лес-н-ой), -ов- (еж-ов-ый), -ин- (топол-ин-ый), -ск- (склад-ск-ой), -л- (бег-л-ый).

Притяжательные прилагательные обозначают принадлежность предмета лицу или животному и образуются от существительных суффиксами -ин- (мам-ин), -ов- (отц-ов), -ий- (лис-ий). Эти суффиксы стоят в конце основы прилагательного (ср. притяжательное прилагательное отц-ов и относительное прилагательное отц-ов-ск-ий).

Качественные прилагательные отличаются от относительных и притяжательных на всех языковых уровнях:

1) только качественные прилагательные обозначают признак, который может проявляться в большей или меньшей степени;

2) качественные прилагательные могут иметь антонимы (глубокий — мелкий);

3) только качественные прилагательные могут быть непроизводны, относительные и притяжательные всегда производны от существительных, прилагательных, глаголов;

4) от качественных прилагательных образуются существительные со значением абстрактного признака (строг-ость) и наречия на -о (строг-о), а также прилагательные с суффиксом субъективной оценки (син-еньк-ий, зл-ющ-ий);

5) только качественные прилагательные имеют полную / краткую форму и степени сравнения;

6) качественные прилагательные сочетаются с наречиями меры и степени (очень большой, но не *очень читальный).

Таким образом, мы видим, что качественные прилагательные грамматически противопоставлены относительным и притяжательным прилагательным, которые, в свою очередь, грамматически очень похожи. Различие относительных и притяжательных прилагательных проявляется только в типе их склонения (см. склонение прилагательных), что дает основание многим исследователям объединять их в одну группу относительных прилагательных, в которую при последовательном грамматическом выделении частей речи попадают также порядковые числительные и местоименные прилагательные.

Глагол — это часть речи, обозначающая процесс и выражающая это значение в категориях вида, залога, наклонения, времени и лица; глагол обладает также категориями числа и — в формах прош. вр. и сослагательного наклонения — категорией рода.

Значение процесса свойственно всем глаголам, независимо от их лексического значения. Глагол представляет действия (бежать, грузить, рыть), состояния (лежать, спать, страдать), и отношения (иметь, преобладать, принадлежать).

Читайте также:  Почему у глагола can нет третьей формы

Глагол имеет следующие классы форм:

— спрягаемые формы, т. е. представляющие изменение глагола по лицам, временам, наклонениям, числам и (в прош. вр. и сослагат. накл.) родам;

— причастия и деепричастия

Морфологические категории глагола различаются по составу охватываемых ими форм:

категории вида и залога присущи всем формам глагола, включая причастия и деепричастия;

категорией наклонения обладают все спрягаемые формы, но она не свойственна формам инфинитива, причастий и деепричастий;

категория времени присуща лишь формам изъявит. накл., но отсутствует в формах сослагат. и повелит. накл.;

категория лица свойственна формам изъявит. накл. (кроме форм прош. вр.) и формам повелит. накл. Не обладают категорией лица формы сослагат. накл., инфинитива, причастий и деепричастий;

категория числа свойственна всем формам глагола, кроме форм инфинитива и деепричастий;

категория рода присуща — в ед. ч. — лишь формам прош. вр. и сослагат. накл.; у причастий категория рода относится к тем морфологическим категориям, которые связывают причастия с прилагательными.

3. Категория определенности/неопределенности в немецком языке и ее соответствия в русском

Категория определенности/неопределенности является морфологической категорией, поскольку выражается оппозицией определенного и неопределенного артикля. В германских языках существительные характеризуются по определенности/неопределенности, которая выражается оппозицией определенного и неопределенного артикля. В старославянском языке существовал постпозитивный артикль, остатки которого прослеживаются в разговорных формах: парень-то он хороший; погода-то нынче плохая выдалась.

Артикль является аналитическим средством, принимающим на себя семантико — грамматическую характеристику имени существительного. В немецком языке артикль склоняется, то есть относится к флективно-аналитическим средствам. Содержание этой категории указывает на то, мыслится ли обозначаемый существительным предмет как относящийся к данному классу предметов (неопределенный артикль), или же как предмет известный, выделяемый из класса однородных с ним предметов (определенный артикль).

В русском языке категория определенности/неопределенности передается через употребление неопределенных местоимений какой-то, некий или указатель­ных местоимений тот, этот. Иногда происходит транспозиция неопределенности в русской фразе: вместо неопределенного имени употребляется неопре­деленное наречие, ср.:

Ein Lärm entstand daneben — Где-то рядом раздался шум.

Лексические средства для выражения определенности:

— указательные (этот, тот, dieser, jener);

— притяжательные (мой, твой) местоимения;

— числительные (der erste, первый, второй);

— прилагательные, соответствующей семантики (данный, упомянутый, erwähnte).

Также синтаксически (препозиция подлежащего + интонация): стол стоял посреди комнаты.

Неопределенность:

-неопределенные местоимения (некто, кто-то, что-то, некоторый, irgend-einer);

— числительное (один, einer);

— прилагательные соответствующей семантики (определенный, известный, gewisser, bestimmter);

— лексические средства обстоятельственной семантики (где-то, как-нибудь)

Дата добавления: 2015-01-05 ; просмотров: 42 | Нарушение авторских прав

Источник

Грамматические признаки частей речи

Укажем, какие грам­ма­ти­че­ские при­зна­ки име­ют сло­ва раз­ных частей речи. Грамматические при­зна­ки поз­во­ля­ют соот­не­сти каж­дое сло­во с опре­де­лен­ной частью речи.

Части речи — особые классы слов

Огромное коли­че­ство слов рус­ско­го язы­ка рас­пре­де­ля­ет­ся по осо­бым клас­сам, кото­рые назы­ва­ют­ся частя­ми речи. А какие кри­те­рии выби­ра­ют­ся, что­бы отне­сти сло­во к этой части речи, а не к дру­гой? У каж­дой лек­се­мы име­ют­ся свое, при­су­щее ей и подоб­ным сло­вам, общее зна­че­ние, напри­мер, у суще­стви­тель­ных — зна­че­ние пред­мет­но­сти, у при­ла­га­тель­ных — зна­че­ние при­зна­ка, а так­же грам­ма­ти­че­ские при­зна­ки (мор­фо­ло­ги­че­ские и син­так­си­че­ские), соот­вет­ствен­но кото­рым все сло­ва рус­ско­го язы­ка делят­ся на клас­сы — части речи.

Каждая часть речи рус­ско­го язы­ка име­ет общее грам­ма­ти­че­ское зна­че­ние и опре­де­лен­ные грам­ма­ти­че­ские при­зна­ки, кото­рые поз­во­ля­ют выде­лить сло­ва этой части речи в один класс. Части речи име­ют

  1. одно и тоже обоб­щен­ное грам­ма­ти­че­ское зна­че­ние;
  2. оди­на­ко­вые мор­фо­ло­ги­че­ские при­зна­ки;
  3. одни и те же син­так­си­че­ские при­зна­ки.

Части речи изу­ча­ет раз­дел нау­ки о язы­ке — мор­фо­ло­гия.

Классификация частей речи

Состав и харак­тер мор­фо­ло­ги­че­ских при­зна­ков, спо­со­бы свя­зи слов друг с дру­гом и их син­так­си­че­ская роль в пред­ло­же­нии дают воз­мож­ность ука­зать само­сто­я­тель­ные и слу­жеб­ные части речи. В совре­мен­ном рус­ском язы­ке выде­ля­ют 13 частей речи. Перечислим само­сто­я­тель­ные (зна­ме­на­тель­ные) части речи:

  1. имя суще­стви­тель­ное
  2. имя при­ла­га­тель­ное
  3. имя чис­ли­тель­ное
  4. место­име­ние
  5. гла­гол
  6. при­ча­стие
  7. дее­при­ча­стие
  8. наре­чие
  9. сло­ва кате­го­рии состо­я­ния
Читайте также:  Образуйте словосочетания подбирая к глаголам подходящие по смыслу

Служебными частя­ми речи явля­ют­ся

Междометия, как сло­ва, выра­жа­ю­щие чув­ства, нахо­дят­ся особ­ня­ком в систе­ме частей речи.

Рассмотрим грам­ма­ти­че­ские при­зна­ки зна­ме­на­тель­ных частей речи.

Таблица

Грамматические признаки существительного

Имя суще­стви­тель­ное име­ет общее зна­че­ние пред­мет­но­сти, напри­мер:

Существительное обо­зна­ча­ет кон­крет­ный пред­мет (тет­радь, учеб­ник), лицо (уче­ник, мастер), дей­ствие или состо­я­ние в отвле­че­нии от их про­из­во­ди­те­лей (ходь­ба, бег, болезнь) и отве­ча­ет на вопро­сы: кто? что?

Морфологические признаки имени существительного

  1. соб­ствен­ное или нари­ца­тель­ное;
  2. кон­крет­ное, абстракт­ное, веще­ствен­ное или соби­ра­тель­ное;
  3. оду­шев­лен­ное или неоду­шев­лен­ное;
  4. род;
  5. скло­не­ние;
  6. падеж;
  7. чис­ло.

В пред­ло­же­нии суще­стви­тель­ное чаще высту­па­ет в роли под­ле­жа­ще­го или допол­не­ния, хотя может быть несо­гла­со­ван­ным опре­де­ле­ни­ем.

Грамматические признаки прилагательного

Имя при­ла­га­тель­ное име­ет обоб­щен­ное зна­че­ние при­зна­ка пред­ме­та, его свой­ства, каче­ства, при­над­леж­но­сти и отве­ча­ет на вопро­сы какой? чей?

1. лексико-грамматический раз­ряд:

2. пол­ная или крат­кая фор­ма (у качеств. прил.);

3. сте­пе­ни срав­не­ния (у качеств. прил.);

4. падеж (в пол­ной фор­ме);

В пред­ло­же­нии имя при­ла­га­тель­ное чаще исполь­зу­ет­ся как опре­де­ле­ние, а так­же в роли ска­зу­е­мо­го.

Грамматические признаки числительного

Имя чис­ли­тель­ное — это часть речи, кото­рая обо­зна­ча­ет коли­че­ство или поря­док пред­ме­тов при сче­те и отве­ча­ет на вопро­сы: сколь­ко? кото­рый?

Слово этой части речи име­ют сле­ду­ю­щие харак­те­ри­сти­ки:

  1. обо­зна­ча­ют отвле­чен­ные чис­ла, коли­че­ство пред­ме­тов и их поря­док при сче­те;
  2. почти пол­ное отсут­ствие грам­ма­ти­че­ских кате­го­рий чис­ла и рода;
  3. осо­бые фор­мы скло­не­ния и осо­бые фор­мы сло­во­об­ра­зо­ва­ния;
  4. спо­соб­ны соче­тать­ся с суще­стви­тель­ны­ми, обра­зуя с ними нераз­ло­жи­мые сло­во­со­че­та­ния, явля­ю­щи­е­ся одним чле­ном пред­ло­же­ния;
  5. не опре­де­ля­ют­ся име­на­ми при­ла­га­тель­ны­ми.

Морфологические признаки имени числительного

1. Лексико-грамматический раз­ряд:

4. чис­ло (если есть);

5. род (если есть).

В пред­ло­же­нии чис­ли­тель­ное в зави­си­мо­сти от раз­ря­да может быть любым чле­ном пред­ло­же­ния.

Грамматические признаки местоимения

Морфологические признаки местоимения

  • лич­ное
  • воз­врат­ное
  • воппро­си­тель­ное
  • отно­си­тель­ное
  • неопре­де­лен­ное
  • отри­ца­тель­ное
  • при­тя­жа­тель­ное
  • ука­за­тель­ное
  • опре­де­ли­тель­ное

2. лицо (у лич­ных);

4. чис­ло (если есть);

5. род (если есть).

Грамматические признаки глагола

Глагол — это часть речи, кото­рая обо­зна­ча­ет дей­ствие или состо­я­ние как про­цесс (физи­че­ское пере­ме­ще­ние и душев­ное состо­я­ние, изме­не­ние состо­я­ние и пр.) и выра­жа­ю­щая это зна­че­ние с помо­щью кате­го­рий вида,залога, накло­не­ния, вре­ме­ни и лица.

Например:

Глагол име­ет посто­ян­ные и непо­сто­ян­ные при­зна­ки (накло­не­ние, вре­мя, род, лицо, чис­ло).

Морфологические признаки глагола

  1. вид совер­шен­ный или несо­вер­шен­ный;
  2. пере­ход­ность;
  3. воз­врат­ность;
  4. спря­же­ние;
  5. накло­не­ние;
  6. вре­мя;
  7. лицо или род;
  8. чис­ло.

Синтаксические признаки глагола

В пред­ло­же­нии гла­гол выпол­ня­ет чаще все­го син­так­си­че­скую функ­цию ска­зу­е­мо­го. К син­так­си­че­ским при­зна­кам гла­го­ла отно­сят его спо­соб­ность согла­со­вы­вать­ся с под­ле­жа­щим. Глагол управ­ля­ет сло­ва­ми дру­гих частей речи (гуляю в пар­ке, вижу закат) и может опре­де­лять­ся наре­чи­ем (иду враз­вал­ку, успею вовре­мя).

Грамматические признаки причастия

Морфологические признаки причастия

  1. залог: дей­стви­тель­ное или стра­да­тель­ное;
  2. вре­мя (насто­я­щее или про­шед­шее);
  3. вид;
  4. пол­ная или крат­кая фор­ма (у страд.);
  5. падеж (в пол­ной фор­ме);
  6. чис­ло;
  7. род (в ед. ч. )

Синтаксические признаки причастия

Причастие может управ­лять зави­си­мы­ми сло­ва­ми, как и гла­гол и обра­зу­ет при­част­ный обо­рот. В пред­ло­же­нии высту­па­ет в роли согла­со­ван­но­го опре­де­ле­ния, как и при­ла­га­тель­ное, но может быть ска­зу­е­мым (чаще в крат­кой фор­ме).

Грамматические признаки деепричастия

Деепричастие сов­ме­ща­ет в себе грам­ма­ти­че­ские при­зна­ки гла­го­ла и наре­чия.

Морфологические признаки деепричастия

  1. началь­ная фор­ма — инфи­ни­тив;
  2. вид;
  3. пере­ход­ность;
  4. воз­врат­ность.

Синтаксическая роль

Деепричастие, как и гла­гол, может управ­лять зави­си­мым сло­вом, обра­зуя дее­при­част­ный обо­рот. В пред­ло­же­нии оди­ноч­ное дее­при­ча­стие или дее­при­част­ный обо­рот явля­ет­ся обсто­я­тель­ством.

Грамматические признаки наречия

Например:

Морфологические признаки наречия

Наречие — неиз­ме­ня­е­мая часть речи. У него нет грам­ма­ти­че­ских форм паде­жа, чис­ла, рода, вре­ме­ни и пр., кро­ме форм сте­пе­ней срав­не­ния (весе­ло — весе­лее, весе­лее всех). У наре­чия ука­жем сле­ду­ю­щие мор­фо­ло­ги­че­ские при­зна­ки:

Синтаксические признаки наречия

Наречия при­мы­ка­ют к гла­го­лам, при­ла­га­тель­ным, наре­чи­ям, сло­вам состо­я­ния:

В пред­ло­же­нии наре­чие высту­па­ет в роли обсто­я­тель­ства.

Категория состояния

Слова кате­го­рии состо­я­ния име­ют грам­ма­ти­че­ские при­зна­ки:

  1. неиз­ме­ня­е­мость;
  2. нали­чие ана­ли­ти­че­ских форм вре­ме­ни, созда­ва­е­мых в кон­тек­сте глаголом-связкой;
  3. упо­треб­ле­ние в роли глав­но­го чле­на (ска­зу­е­мо­го) без­лич­но­го пред­ло­же­ния.

Например:

Нам надо обсу­дить все, преж­де чем при­ни­мать реше­ние.

Слова кате­го­рии состо­я­ния назы­ва­ют так­же пре­ди­ка­тив­ны­ми наре­чи­я­ми (лат. preadicatum — ска­зу­е­мое) или безлично-предикативными сло­ва­ми.

Источник

морфологические категории существительного прилагательного глагола



Грамматические категории существительного, глагола и прилагательного в русском и в немецком языках.

Имя существительное— это часть речи, обозначающая предмет и выражающая категориальное грамматическое значение предметности в частных грамматических категориях одушевленности

неодушевленности, рода, числа и падежа. Существительные называют предметы в широком смысле, т. е. не только конкретные предметы окружающей действительности (дом, стол), их совокупности (листва, джунгли) или составные части (ветка, стебель), но и живых существ (птица, человек, Пётр), а также действия и состояния в отвлечении от их производителей (бег, отдых), свойства и количества в отвлечении от их носителей (белизна, сотня). Для обнаружения грамматического значения предметности (особенно в тех случаях, когда необходимо отграничить имя существительное от других частей речи с близким лексическим значением; ср.: белизна — белый, сотня — сто, отдыхать — отдых) на практике используется подстановка местоименных слов с обобщенно-предметным значением: кто или что. Средством выражения грамматической предметности являются морфологические категории имен существительных. Для существительных русского языка характерны четыре морфологические категории: одушевленность

неодушевленность, род, число и падеж. Одушевленность

неодушевленность и род — это лексико-грамматические категории существительных: каждое слово входит в определенный грамматический класс существительных одушевленных

неодушевленных, мужского, женского или среднего рода. Это — постоянные признаки существительного. Число и падеж — переменные признаки существительного: существительные могут изменяться по числам и падежам.

Имя прилагательное — это самостоятельная знаменательная часть речи, объединяющая слова, которые

1 (категориальное значение) обозначают непроцессуальный признак предмета и отвечают на вопросы какой?, чей?;

2 (морфологические признаки) изменяются по родам, числам и падежам, а некоторые — по полноте / краткости и степеням сравнения;

3 (синтаксические свойства) в предложении бывают определениями или именной частью составного именного сказуемого.

Выделяются три разряда прилагательных по значению: качественные, относительные, притяжательные.

Качественные прилагательные обозначают качество, свойство предмета: его размер (большой), форму (круглый), цвет (синий), физические характеристики (холодный), а также склонность предмета к совершению действия (болтливый).

Относительные прилагательные обозначают признак предмета через отношение этого предмета к другому предмету (книжный), действию (читальный) или другому признаку (вчерашний). Относительные прилагательные образуются от существительных, глаголов и наречий; наиболее распространенными суффиксами относительных прилагательных являются суффиксы -н- (лес-н-ой), -ов- (еж-ов-ый), -ин- (топол-ин-ый), -ск- (склад-ск-ой), -л- (бег-л-ый).

Притяжательные прилагательные обозначают принадлежность предмета лицу или животному и образуются от существительных суффиксами -ин- (мам-ин), -ов- (отц-ов), -ий- (лис-ий). Эти суффиксы стоят в конце основы прилагательного (ср. притяжательное прилагательное отц-ов и относительное прилагательное отц-ов-ск-ий).

Качественные прилагательные отличаются от относительных и притяжательных на всех языковых уровнях:

1) только качественные прилагательные обозначают признак, который может проявляться в большей или меньшей степени;

2) качественные прилагательные могут иметь антонимы (глубокий — мелкий);

3) только качественные прилагательные могут быть непроизводны, относительные и притяжательные всегда производны от существительных, прилагательных, глаголов;

4) от качественных прилагательных образуются существительные со значением абстрактного признака (строг-ость) и наречия на -о (строг-о), а также прилагательные с суффиксом субъективной оценки (син-еньк-ий, зл-ющ-ий);

5) только качественные прилагательные имеют полную / краткую форму и степени сравнения;

6) качественные прилагательные сочетаются с наречиями меры и степени (очень большой, но не *очень читальный).

Таким образом, мы видим, что качественные прилагательные грамматически противопоставлены относительным и притяжательным прилагательным, которые, в свою очередь, грамматически очень похожи. Различие относительных и притяжательных прилагательных проявляется только в типе их склонения (см. склонение прилагательных), что дает основание многим исследователям объединять их в одну группу относительных прилагательных, в которую при последовательном грамматическом выделении частей речи попадают также порядковые числительные и местоименные прилагательные.

Глагол — это часть речи, обозначающая процесс и выражающая это значение в категориях вида, залога, наклонения, времени и лица; глагол обладает также категориями числа и — в формах прош. вр. и сослагательного наклонения — категорией рода.

Значение процесса свойственно всем глаголам, независимо от их лексического значения. Глагол представляет действия (бежать, грузить, рыть), состояния (лежать, спать, страдать), и отношения (иметь, преобладать, принадлежать).

Глагол имеет следующие классы форм:

— спрягаемые формы, т. е. представляющие изменение глагола по лицам, временам, наклонениям, числам и (в прош. вр. и сослагат. накл.) родам;

Читайте также:  Глагол increase в прошедшем времени

— причастия и деепричастия

Морфологические категории глагола различаются по составу охватываемых ими форм:

категории вида и залога присущи всем формам глагола, включая причастия и деепричастия;

категорией наклонения обладают все спрягаемые формы, но она не свойственна формам инфинитива, причастий и деепричастий;

категория времени присуща лишь формам изъявит. накл., но отсутствует в формах сослагат. и повелит. накл.;

категория лица свойственна формам изъявит. накл. (кроме форм прош. вр.) и формам повелит. накл. Не обладают категорией лица формы сослагат. накл., инфинитива, причастий и деепричастий;

категория числа свойственна всем формам глагола, кроме форм инфинитива и деепричастий;

категория рода присуща — в ед. ч. — лишь формам прош. вр. и сослагат. накл.; у причастий категория рода относится к тем морфологическим категориям, которые связывают причастия с прилагательными.

3. Категория определенности/неопределенности в немецком языке и ее соответствия в русском

Категория определенности/неопределенности является морфологической категорией, поскольку выражается оппозицией определенного и неопределенного артикля. В германских языках существительные характеризуются по определенности/неопределенности, которая выражается оппозицией определенного и неопределенного артикля. В старославянском языке существовал постпозитивный артикль, остатки которого прослеживаются в разговорных формах: парень-то он хороший; погода-то нынче плохая выдалась.

Артикль является аналитическим средством, принимающим на себя семантико — грамматическую характеристику имени существительного. В немецком языке артикль склоняется, то есть относится к флективно-аналитическим средствам. Содержание этой категории указывает на то, мыслится ли обозначаемый существительным предмет как относящийся к данному классу предметов (неопределенный артикль), или же как предмет известный, выделяемый из класса однородных с ним предметов (определенный артикль).

В русском языке категория определенности/неопределенности передается через употребление неопределенных местоимений какой-то, некий или указатель­ных местоимений тот, этот. Иногда происходит транспозиция неопределенности в русской фразе: вместо неопределенного имени употребляется неопре­деленное наречие, ср.:

Ein Lärm entstand daneben — Где-то рядом раздался шум.

Лексические средства для выражения определенности:

— указательные (этот, тот, dieser, jener);

— притяжательные (мой, твой) местоимения;

— числительные (der erste, первый, второй);

— прилагательные, соответствующей семантики (данный, упомянутый, erwähnte).

Также синтаксически (препозиция подлежащего + интонация): стол стоял посреди комнаты.

Неопределенность:

-неопределенные местоимения (некто, кто-то, что-то, некоторый, irgend-einer);

— числительное (один, einer);

— прилагательные соответствующей семантики (определенный, известный, gewisser, bestimmter);

— лексические средства обстоятельственной семантики (где-то, как-нибудь)

Дата добавления: 2015-01-05 ; просмотров: 42 | Нарушение авторских прав

Источник

§ 4. Морфологические категории (их типы и компоненты)

Согласно определению, данному выше, морфология как раздел науки о русском языке изучает грамматические классы слов (части речи), при­надлежащие этим классам грамматические (морфологические) категории и формы слов.

Русская морфология обычно описывается в системе частей речи, но есть и описание «категориальной» морфологии русского языка. Напри­мер, в пражской «Русской грамматике» (1979) морфологические катего­рии описываются не по частям речи, а по «пучкам», в которых они вы­ступают у разных частей речи. Например, категория рода рассматривает­ся в одном разделе как категория существительных («несогласуемых не­местоименных слов»), местоимений и «согласуемых слов» (прилагатель­ных, причастий, глагольных форм прошедшего времени и сослагательно­го наклонения) [РГ 1979: 316-323].

Грамматическую (морфологическую) категорию образуют однородные (т. е. объединенные общекатегориальным значени­ем) противопоставленные (и по форме, и по значению) ряды морфологи­ческих форм[11]. Категориальное значение одного из противопоставленных рядов морфологических форм – это граммема [Зализняк 1967 / 2002[12]: 26-27; Мельчук 1998: 250-261]. Так, формы числа имен сущест­вительных при помощи окончаний выражают граммемы единственного или множественного числа, являющиеся реализацией общекатегориаль­ного значения числа.

В русском языке (как и в других флективно-синтетических языках) значения, противопоставленные в рамках одной категории, не могут быть выражены в одной словоформе, т. е. граммемы взаимоисключают друг друга [Плунгян 2000: 107, 115].

Впрочем, принцип взаимоисключения для грамматических значений не является универсальным для всех языков. Как считают специалисты по языкам Юго-Восточной Азии, взаимоисключение граммем вообще неха­рактерно для грамматических категорий изолирующих языков – китайско­го, тайского, кхмерского. Формы одной категории в изолирующих языках «противопоставлены не потому, что они передают взаимоисключающие значения, а потому, что они несут различные значения» [Солнцева 1985: 203]. Также в английском языке формальные показатели противопостав­ленных времен прошедшего и будущего совместимы, ср. «будущее в про­шедшем» (would work). Совместимы и показатели форм Perfekt и Continious (have been working), которые в одних работах считаются фор­мами времени, в других – формами вида. Если считать взаимоисключение граммем универсальным обязательным признаком грамматической кате­гории, то надо признать, что английские формы Past и Future (а также Perfekt и Continious входят в разные грамматические категории. К такому выводу приходит В. А. Плунгян, рассматривая будущее время вне катего­рии времени [Плунгян 2000: 269]. Анализ семантики и употребления форм настоящего и будущего времени в русском языке (см. Главу 3) показыва­ет, что трактовка будущего вне грамматической категории времени не­приемлема для русского языка.

Читайте также:  Роль глаголов в тексте конспекта урока

Морфологические категории могут представлять собой многочленные структуры (ср., например, категорию падежа в русском языке) или двуч­ленные, бинарные, организованные по принципу оппозиции (ср. глаголь­ный вид). Среди морфологических категорий выделяют категории с номинативным компонентом значения и категории без такого ком­понента – неноминативные. К первым относятся категории, представляющие и интерпретирующие объекты внеязыкового мира или отношения между ними: количественные отношения предметов, степень проявления признака, реальность или нереальность действия, его отно­шение к моменту речи, говорящему и другим участникам акта речи и др.; таковы, например, категории числа имен существительных, степени срав­нения прилагательных, глагольные категории наклонения, времени, лица, вида.

В составе морфологических категорий русского языка есть слово­изменительные категории, члены которых – это формы одного и того же слова (например, глагольные категории наклонения, времени, ли­ца), и несловоизменительные (или классифицирующие) категории, члены которых – это формы разных слов (например, категория вида глагола). Формообразование как «образование грамматических форм слова» [ЛЭС 1990: 558] представлено 1) словоизменением, или образовани­ем флективно-синтетических форм (например, личных форм глагола); 2) образованием аналитических грамматических форм типа буду рабо­тать, работал бы; 3) соотносительными формами разных слов (например, формами глаголов СВ и НСВ) [РЯ 1979: 379].

Внутри частей речи выделяются также лексико-грамматические разряды, отражающие взаимодействие лексики и грамматики. Это подклассы слов той или иной части речи, которые характеризуются об­щим элементом лексического значения, определяющим их фамматические свойства. Например, выделяются следующие глагольные лексико-грамматические разряды: переходные и непереходные глаголы (обусловливающие возможность или невозможность образования форм страдательного зало­га); личные / безличные глаголы (имеющие разный набор форм катего­рии лица); предельные / непредельные (или, в другой терминологии, терминативные / нетерминативные) глаголы, влияющие на образование видовых пар (см. §11). Лексико-грамматические разряды отличаются от грамматических категорий отсутствием общего категориального значе­ния, имеющего конкретные реализации в отдельных разрядах, и отсутст­вием системы морфологических форм выражения этих реализаций.

Источник

Грамматические признаки частей речи

Укажем, какие грам­ма­ти­че­ские при­зна­ки име­ют сло­ва раз­ных частей речи. Грамматические при­зна­ки поз­во­ля­ют соот­не­сти каж­дое сло­во с опре­де­лен­ной частью речи.

Части речи — особые классы слов

Огромное коли­че­ство слов рус­ско­го язы­ка рас­пре­де­ля­ет­ся по осо­бым клас­сам, кото­рые назы­ва­ют­ся частя­ми речи. А какие кри­те­рии выби­ра­ют­ся, что­бы отне­сти сло­во к этой части речи, а не к дру­гой? У каж­дой лек­се­мы име­ют­ся свое, при­су­щее ей и подоб­ным сло­вам, общее зна­че­ние, напри­мер, у суще­стви­тель­ных — зна­че­ние пред­мет­но­сти, у при­ла­га­тель­ных — зна­че­ние при­зна­ка, а так­же грам­ма­ти­че­ские при­зна­ки (мор­фо­ло­ги­че­ские и син­так­си­че­ские), соот­вет­ствен­но кото­рым все сло­ва рус­ско­го язы­ка делят­ся на клас­сы — части речи.

Каждая часть речи рус­ско­го язы­ка име­ет общее грам­ма­ти­че­ское зна­че­ние и опре­де­лен­ные грам­ма­ти­че­ские при­зна­ки, кото­рые поз­во­ля­ют выде­лить сло­ва этой части речи в один класс. Части речи име­ют

  1. одно и тоже обоб­щен­ное грам­ма­ти­че­ское зна­че­ние;
  2. оди­на­ко­вые мор­фо­ло­ги­че­ские при­зна­ки;
  3. одни и те же син­так­си­че­ские при­зна­ки.

Части речи изу­ча­ет раз­дел нау­ки о язы­ке — мор­фо­ло­гия.

Классификация частей речи

Состав и харак­тер мор­фо­ло­ги­че­ских при­зна­ков, спо­со­бы свя­зи слов друг с дру­гом и их син­так­си­че­ская роль в пред­ло­же­нии дают воз­мож­ность ука­зать само­сто­я­тель­ные и слу­жеб­ные части речи. В совре­мен­ном рус­ском язы­ке выде­ля­ют 13 частей речи. Перечислим само­сто­я­тель­ные (зна­ме­на­тель­ные) части речи:

  1. имя суще­стви­тель­ное
  2. имя при­ла­га­тель­ное
  3. имя чис­ли­тель­ное
  4. место­име­ние
  5. гла­гол
  6. при­ча­стие
  7. дее­при­ча­стие
  8. наре­чие
  9. сло­ва кате­го­рии состо­я­ния
Читайте также:  Вставьте глагол в нужной форме настоящего времени

Служебными частя­ми речи явля­ют­ся

Междометия, как сло­ва, выра­жа­ю­щие чув­ства, нахо­дят­ся особ­ня­ком в систе­ме частей речи.

Рассмотрим грам­ма­ти­че­ские при­зна­ки зна­ме­на­тель­ных частей речи.

Таблица

Грамматические признаки существительного

Имя суще­стви­тель­ное име­ет общее зна­че­ние пред­мет­но­сти, напри­мер:

Существительное обо­зна­ча­ет кон­крет­ный пред­мет (тет­радь, учеб­ник), лицо (уче­ник, мастер), дей­ствие или состо­я­ние в отвле­че­нии от их про­из­во­ди­те­лей (ходь­ба, бег, болезнь) и отве­ча­ет на вопро­сы: кто? что?

Морфологические признаки имени существительного

  1. соб­ствен­ное или нари­ца­тель­ное;
  2. кон­крет­ное, абстракт­ное, веще­ствен­ное или соби­ра­тель­ное;
  3. оду­шев­лен­ное или неоду­шев­лен­ное;
  4. род;
  5. скло­не­ние;
  6. падеж;
  7. чис­ло.

В пред­ло­же­нии суще­стви­тель­ное чаще высту­па­ет в роли под­ле­жа­ще­го или допол­не­ния, хотя может быть несо­гла­со­ван­ным опре­де­ле­ни­ем.

Грамматические признаки прилагательного

Имя при­ла­га­тель­ное име­ет обоб­щен­ное зна­че­ние при­зна­ка пред­ме­та, его свой­ства, каче­ства, при­над­леж­но­сти и отве­ча­ет на вопро­сы какой? чей?

1. лексико-грамматический раз­ряд:

2. пол­ная или крат­кая фор­ма (у качеств. прил.);

3. сте­пе­ни срав­не­ния (у качеств. прил.);

4. падеж (в пол­ной фор­ме);

В пред­ло­же­нии имя при­ла­га­тель­ное чаще исполь­зу­ет­ся как опре­де­ле­ние, а так­же в роли ска­зу­е­мо­го.

Грамматические признаки числительного

Имя чис­ли­тель­ное — это часть речи, кото­рая обо­зна­ча­ет коли­че­ство или поря­док пред­ме­тов при сче­те и отве­ча­ет на вопро­сы: сколь­ко? кото­рый?

Слово этой части речи име­ют сле­ду­ю­щие харак­те­ри­сти­ки:

  1. обо­зна­ча­ют отвле­чен­ные чис­ла, коли­че­ство пред­ме­тов и их поря­док при сче­те;
  2. почти пол­ное отсут­ствие грам­ма­ти­че­ских кате­го­рий чис­ла и рода;
  3. осо­бые фор­мы скло­не­ния и осо­бые фор­мы сло­во­об­ра­зо­ва­ния;
  4. спо­соб­ны соче­тать­ся с суще­стви­тель­ны­ми, обра­зуя с ними нераз­ло­жи­мые сло­во­со­че­та­ния, явля­ю­щи­е­ся одним чле­ном пред­ло­же­ния;
  5. не опре­де­ля­ют­ся име­на­ми при­ла­га­тель­ны­ми.

Морфологические признаки имени числительного

1. Лексико-грамматический раз­ряд:

4. чис­ло (если есть);

5. род (если есть).

В пред­ло­же­нии чис­ли­тель­ное в зави­си­мо­сти от раз­ря­да может быть любым чле­ном пред­ло­же­ния.

Грамматические признаки местоимения

Морфологические признаки местоимения

  • лич­ное
  • воз­врат­ное
  • воппро­си­тель­ное
  • отно­си­тель­ное
  • неопре­де­лен­ное
  • отри­ца­тель­ное
  • при­тя­жа­тель­ное
  • ука­за­тель­ное
  • опре­де­ли­тель­ное

2. лицо (у лич­ных);

4. чис­ло (если есть);

5. род (если есть).

Грамматические признаки глагола

Глагол — это часть речи, кото­рая обо­зна­ча­ет дей­ствие или состо­я­ние как про­цесс (физи­че­ское пере­ме­ще­ние и душев­ное состо­я­ние, изме­не­ние состо­я­ние и пр.) и выра­жа­ю­щая это зна­че­ние с помо­щью кате­го­рий вида,залога, накло­не­ния, вре­ме­ни и лица.

Например:

Глагол име­ет посто­ян­ные и непо­сто­ян­ные при­зна­ки (накло­не­ние, вре­мя, род, лицо, чис­ло).

Морфологические признаки глагола

  1. вид совер­шен­ный или несо­вер­шен­ный;
  2. пере­ход­ность;
  3. воз­врат­ность;
  4. спря­же­ние;
  5. накло­не­ние;
  6. вре­мя;
  7. лицо или род;
  8. чис­ло.

Синтаксические признаки глагола

В пред­ло­же­нии гла­гол выпол­ня­ет чаще все­го син­так­си­че­скую функ­цию ска­зу­е­мо­го. К син­так­си­че­ским при­зна­кам гла­го­ла отно­сят его спо­соб­ность согла­со­вы­вать­ся с под­ле­жа­щим. Глагол управ­ля­ет сло­ва­ми дру­гих частей речи (гуляю в пар­ке, вижу закат) и может опре­де­лять­ся наре­чи­ем (иду враз­вал­ку, успею вовре­мя).

Грамматические признаки причастия

Морфологические признаки причастия

  1. залог: дей­стви­тель­ное или стра­да­тель­ное;
  2. вре­мя (насто­я­щее или про­шед­шее);
  3. вид;
  4. пол­ная или крат­кая фор­ма (у страд.);
  5. падеж (в пол­ной фор­ме);
  6. чис­ло;
  7. род (в ед. ч. )

Синтаксические признаки причастия

Причастие может управ­лять зави­си­мы­ми сло­ва­ми, как и гла­гол и обра­зу­ет при­част­ный обо­рот. В пред­ло­же­нии высту­па­ет в роли согла­со­ван­но­го опре­де­ле­ния, как и при­ла­га­тель­ное, но может быть ска­зу­е­мым (чаще в крат­кой фор­ме).

Грамматические признаки деепричастия

Деепричастие сов­ме­ща­ет в себе грам­ма­ти­че­ские при­зна­ки гла­го­ла и наре­чия.

Морфологические признаки деепричастия

  1. началь­ная фор­ма — инфи­ни­тив;
  2. вид;
  3. пере­ход­ность;
  4. воз­врат­ность.

Синтаксическая роль

Деепричастие, как и гла­гол, может управ­лять зави­си­мым сло­вом, обра­зуя дее­при­част­ный обо­рот. В пред­ло­же­нии оди­ноч­ное дее­при­ча­стие или дее­при­част­ный обо­рот явля­ет­ся обсто­я­тель­ством.

Грамматические признаки наречия

Например:

Морфологические признаки наречия

Наречие — неиз­ме­ня­е­мая часть речи. У него нет грам­ма­ти­че­ских форм паде­жа, чис­ла, рода, вре­ме­ни и пр., кро­ме форм сте­пе­ней срав­не­ния (весе­ло — весе­лее, весе­лее всех). У наре­чия ука­жем сле­ду­ю­щие мор­фо­ло­ги­че­ские при­зна­ки:

Синтаксические признаки наречия

Наречия при­мы­ка­ют к гла­го­лам, при­ла­га­тель­ным, наре­чи­ям, сло­вам состо­я­ния:

В пред­ло­же­нии наре­чие высту­па­ет в роли обсто­я­тель­ства.

Категория состояния

Слова кате­го­рии состо­я­ния име­ют грам­ма­ти­че­ские при­зна­ки:

  1. неиз­ме­ня­е­мость;
  2. нали­чие ана­ли­ти­че­ских форм вре­ме­ни, созда­ва­е­мых в кон­тек­сте глаголом-связкой;
  3. упо­треб­ле­ние в роли глав­но­го чле­на (ска­зу­е­мо­го) без­лич­но­го пред­ло­же­ния.

Например:

Нам надо обсу­дить все, преж­де чем при­ни­мать реше­ние.

Слова кате­го­рии состо­я­ния назы­ва­ют так­же пре­ди­ка­тив­ны­ми наре­чи­я­ми (лат. preadicatum — ска­зу­е­мое) или безлично-предикативными сло­ва­ми.

Источник