Меню

Прилагательное и глагол разный смысл



Прилагательное и глагол разный смысл

Библиографическая ссылка на статью:
Богданова Ю.З. Лингвистические концепции сходства и отличия имени прилагательного и глагола // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 6 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/06/68484 (дата обращения: 13.09.2020).

В лингвистической концепции А.А.Потебни прилагательное и глагол рассматриваются как признаковые части речи, различающиеся между собой только тем, что глагол обозначает признак во времени его возникновения от действующего лица, а прилагательное – как признак, данный в вещи. “Сравнивая, с одной стороны, выражения,- пишет А.А.Потебня,- как “зелёная трава”, не составляющие предложения, а с другой предложения, как “трава зеленеет”, не найдём в них никакого различия по содержанию” [1, с.91].

А.М.Пешковский, отмечая семантическое сходство указанных частей речи, считал, что они могут объединиться друг с другом и вместе противостоять существительному, так как “существительное обозначает предмет, а прилагательное и глагол то, что мы приписываем предметам… . А предметам мы приписываем, конечно, их признаки. Это и есть самое общее значение обеих этих частей речи” [2, с.75].

Представители так называемого “логического” направления в русском языкознании (И.Орнатовский, Л.Г.Якобсон, Н.И.Греч, Ф.М.Буслаев), в трудах которых нашли отражение идеи всеобщей, или философской грамматики, рассматривая прилагательное в качестве самостоятельной части речи, противопоставляли его существительному и, соответственно, сближали с глаголом на основании того, что оно, кроме выполнения атрибутивной фукции, может быть и сказуемым. Сходство глагола и прилагательного отмечалось также и А.А.Шахматовым.

В современном языкознании есть тенденция изучать прилагательное внутри глагольного класса и рассматривать его как самостоятельную часть речи, родственную глаголу, а не существительному. Согласно Е.М.Вольф, качественные прилагательные являются “классическими предикатами”, так как не включают никаких других сем кроме предикативных [3, с.9].

Представитель американской лингвистики Л.Бэбби, используя понятие глубинной структуры и методы порождающей грамматики Н.Хомского, пришёл к выводу, что в глубинной структуре краткая форма прилагательного в русском языке – это глагол с признаком плюс адъективность. На основании этого исследователь утверждает, что прилагательное и глагол являются представителями одной лексической категории и различаются единственным признаком – адъективностью [4, с.158].

Как самостоятельная часть речи, родственная глаголу, рассматривается прилагательное в диссертации Н.В.Челюбеевой [5]. Включению прилагательных в “предикативный” класс способствует, по её мнению, семантическая, функциональная и грамматическая близость с самым ярким предикатом – глаголом. И прилагательное, и глагол противопоставляются существительному как признаковые части речи.

Однако объединению прилагательных в один класс с глаголами препятствует семантическое различие этих частей речи. Прилагательное выражает понятия о качественных признаках, способных изменяться по шкале интенсивности как вверх, так и вниз от нулевой точки отсчёта. Специфическим средством выражения качественности прилагательных являются степени сравнения (компаратива), которые могут быть синтетическими и аналитическими. Иными словами, форма положительной (нулевой) степени прилагательных имплицитно выражает наличие у него степеней сравнения, обозначающих увеличение или уменьшение проявления признака.

В отличие от прилагательного глагол выражает понятие о процессуальных признаках, что отмечается во многих пособиях по грамматике, в том числе и в “Русской грамматике-80”, где глагол описывается следующим образом: “Значение процесса свойственно всем глаголам, независимо от их лексического значения. Глагол представляет собой процесс (процессуальный признак) и действия (бежать, грузить, рыть), и состояния (лежать, спать, страдать), и отношения (иметь, преобладать, принадлежать)” [6, с.582]. Особенность процессуального признака, выражаемого глаголом, в сравнении с качественным признаком, выражаемым прилагательным, заключается в том, что он имеет протяжённость во времени, то есть изменяется по шкале интенсивности не вертикально, а горизонтально, вдоль временной оси, как бы разворачиваясь на ней и обязательно ограничиваясь начальными и конечными фазами своего развития. Любой признак, следовательно, имеет три стадии: инициальную (начальную), медиальную (срединную) и финальную (конечную).

Читайте также:  О нас о женщинах в глаголах

Специфическим средством выражения общекатегориальной семантики глагола в русском языке служат формы грамматической категории вида, подобно тому как специфическим средством выражения качественности прилагательного являются формы компаратива. Отсюда следует то, что объединению в один класс с глаголом препятствует также и различие грамматических форм этих частей речи. Таким образом, главное отличие глагола от прилагательного состоит в том, что качественный признак, выраженный последним, обладает способностью изменяться по шкале интенсивности как в сторону его увеличения, так и в сторону уменьшения, о чём свидетельствует наличие у прилагательного специфических форм степеней сравнения.

Источник

ГЛАГОЛ И ПРИЛАГАТЕЛЬНОЕ

Как мы уже отмечали, Платон и Аристотель рассматривали прилагательные как подкласс «глаголов», а александрийцы и их последователи — как подкласс «существительных»; трехчленное деление на существительные, глаголы и прилагательные (как независимые части речи) было признано лишь в средние века (ср. § 1.2.5). Эти различия в трактовке прилагательного в греческом и латыни легко объяснить в терминах разграничения между глубинной и поверхностной структурой. Главная причина объединения прилагательных и существительных в греческом и латыни в одну группу состоит в том, что они изменяются по падежам и числам. Но склонение прилагательного — это, очевидно, факт поверхностной структуры: его падеж и число (а также род) выводятся посредством трансформационных правил согласования из формы модифицируемого им существительного. В остальном статус прилагательного в греческом и латыни не обнаруживает особого отличия от его статуса в английском языке, где отсутствует согласование прилагательных и существительных. Наиболее типичной функцией и прилагательного и глагола Платон и Аристотель считали функцию предикации, тогда как самая характерная функция существительного — это обозначение субъекта предикации. Это и заставляло их объединять прилагательное с глаголом; логики тоже придерживались этого взгляда. С другой стороны, в эпоху средневековья большинство грамматистов проводит между прилагательным и глаголом такую же резкую границу, какая проводится между глаголом и существительным. Мы можем, следовательно, задаться вопросом: что отличает (если они вообще различаются) прилагательное от глагола в общей синтаксической теории? Для простоты возьмем примеры из английского языка.

Две наиболее очевидных различительных черты лексических классов английского языка, традиционно называемых прилагательными и глаголами, связаны с поверхностным явлением словоизменения. (1) Прилагательное, будучи употреблено в предикативной позиции, не оформляется глагольными суффиксами, указывающими на признаки времени, наклонения и вида; вместо этого грамматикой порождается «фиктивный глагол» (be, become и др.), который и оформляется необходимыми словоизменительными суффиксами. Так, Mary is beautiful ‘Мэри красивая’, Mary would have been beautiful ‘Мэри была бы красивой’; Магу dances ‘Мэри танцует’, Магу would have danced ‘Мэри танцевала бы’, но не *Магу beautiful-s или *Магу would have beautiful-ed и не *Mary is dance или *Mary would have been dance. (2) Глагол не так свободно участвует в трансформации, переводящей его в позицию определения в именной группе; если он и употребляется в этой синтаксической позиции, то в отличие от прилагательного он оформляется суффиксом -ing. Так, the beautiful girl ‘красивая девушка’: the singing girl ‘поющая девушка’, но не *the beautiful-ing girl или *the sing girl.

Читайте также:  Задания по русскому языку 4 класс глаголы прошедшего времени

В «понятийных» определениях частей речи часто утверждается, что прилагательные обозначают «качества», а глаголы обозначают либо «действия», либо «состояния». Но различие между «качеством» и «состоянием» (если оно вообще не иллюзорно) менее разительно, чем различие между «действием» и «состоянием». Мы вполне могли бы задаться вопросом, например, что обозначают слова know ‘знать’, exist ‘существовать’, happy ‘счастливый’, young ‘молодой’ и т. д. — «состояния» или «качества»? Мы не сомневаемся, однако, в том, что с грамматической точки зрения объединяются, с одной стороны, know и exist, а с другой стороны — happy и young. Этот вопрос решается для нас на основе критериев, рассмотренных в предыдущем абзаце. Но существует множество языков (например, китайский), к которым эти критерии неприменимы; и лингвисты склонны говорить, что в таких языках нет противопоставления прилагательного и глагола, а есть противопоставление стативных глаголов и глаголов действия.

Разграничение между стативными глаголами и глаголами действия применимо и к английскому языку. Как мы уже видели, в английском языке имеются определенные стативные глаголы, которые обычно не употребляются в прогрессивной форме (ср. § 7.5.7); в противоположность им большинство английских глаголов, свободно употребляющихся в прогрессивной форме, могут быть названы глаголами «действия». Это видовое различие между стативными глаголами и глаголами действия находит себе аналог и среди английских прилагательных. Большинство английских прилагательных стативны в том смысле, что, будучи употреблены в предикативной позиции, они обычно не сочетаются с прогрессивным видом (например: Магу is beautiful, но не *Магу is being beautiful). Но существует несколько прилагательных, которые при соответствующих условиях свободно употребляются в сочетании с формой прогрессивного вида (ср. Магу is being silly now ‘Мэри сейчас ведет себя глупо’). Другими словами, стативность — это обычное свойство для класса прилагательных, но необычное для глаголов; не-стативность обычна для глаголов, но необычна для прилагательных. Сочетаемость/несочетаемость с прогрессивным видом коррелирует с некоторыми другими важными чертами английского синтаксиса: прежде всего, со способностью употребления в ответе на вопрос типа What did she do? ‘Что она делала?’, What is she doing? ‘Что она делает (именно сейчас)?’. В качестве ответов на эти вопросы могут выступать как предложения Магу danced (that’s what she did) ‘Мэри танцевала (вот что она делала)’, так и предложение Mary is being silly (that’s what she’s doing) ‘Мэри ведет себя глупо (вот что она делает)’, но не выражения *Магу knows Greek (that’s what she does) ‘Мэри знает греческий (вот что она делает)’ и не *Магу is beautiful (that’s what she does) ‘Мэри красивая (вот что она делает)’.

Мы говорим для английского языка о «стативных глаголах» (и отличаем их от прилагательных) и о «не-стативных прилагательных» (и отличаем их от глаголов) потому, что видовая оппозиция стативности vs . не-стативности в общем случае совпадает, но в некоторых случаях вступает в противоречие со словоизменительными характеристиками, которым традиционно приписывается особо важная роль в определении частей речи. Однако если какой-то признак и коррелирует с понятийным определением глагола и прилагательного в терминах «действия» и «качества», то это именно видовая оппозиция.

Читайте также:  Какое спряжение у глагола заботиться

Источник

Уроки мастерства. Глаголы и прилагательные

Роль глаголов — двигать действие, придавать ему энергетику.
«Пошел, сказал, сделал, поздоровался, повернулся, ответил, выстрелил, упал, встал» и т. д.
Если вы хотите, чтобы текст был динамичным, чтобы в нем было действие, используйте как можно больше глаголов.

Эрнест Хемингуэй шутливо говорил, что предложение должно состоять только из сказуемого и подлежащего. Конечно, это преувеличение, в текстах Хемингуэя были и другие слова. Но смысл понятен, и сам писатель тоже старался следовать этому правилу.

В наше время большинство читателей хотят видеть действие. Время у нас такое: быстрей, быстрей! Издатели требуют: «Дайте нам сюжет!». Глаголы в этом помогают. Чем больше в тексте глаголов, тем легче двигать сюжет.
Посмотрим пример (придумала для наглядности):

«Александр вышел из дома. Обернулся, поднял голову на окна и проверил, не смотрит ли жена. Затем направился к машине. Оглядел ее со всех сторон, убедился, что все в порядке. Открыл машину, сел, устроился удобно, повернул ключ в замке зажигания. Когда мотор завелся, Александр нажал на педаль газа и тронул машину с места.
Затем включил приемник, поискал нужную волну и нашел веселую музыку. Выехав за пригородную трассу, увидел, что, к счастью, она сегодня не загружена. Он прибавил скорость, включил музыку погромче и помчался в сторону Николаевки».

Используйте глаголы, это поможет вам двигать сюжет!

К ним надо относиться осторожно, об этом я уже говорила.
«Красивая, грустная, нарядная, глупая, неинтересная, отвратительная, замечательный, сладкий, завораживающий, неприятный, кошмарный, приторный» и т. д.

Прилагательные, в основном, описывают чувства, которые испытывает автор по отношению к персонажу или действию. А это мало кому интересно.
Читатели сами в состоянии дать определение герою или ситуации. Для этого лишние авторские эпитеты им не нужны.
Посмотрим пример (взят из произведения, опубликованного на ПрозеРу):

«Разворачивающиеся в бесформенных глубинах склубившихся под тонким стеклом неба наэлектризованных туч грозовые помехи набирали угрожающие обороты и волной трепетной дрожи прокатывались над миром Чужих Огней. Искаженное небо накренялось над крышами серых домов спального района под немыслимыми углами. И, задетое антеннами совершенно нелепых форм, оно осыпалось на мокрый грязный асфальт водопадом острых осколков. Оставляемые на частоте информационного беззвучия рваные рубцы бесцветной боли разрывали виски оглушающим отчаяньем».

Отрывок перегружен прилагательными по самое некуда, согласны? Читать сложно, понять — тем более.

А теперь попробуем убрать отсюда лишние прилагательные:

«Разворачивающиеся в глубинах неба грозовые помехи набирали обороты и волной прокатывались над миром Чужих Огней. Небо накренялось над крышами домов спального района. Задетое антеннами, оно осыпалось на мокрый асфальт водопадом осколков. Рубцы боли разрывали виски отчаяньем».

Ну как, текст стал лучше? Несомненно. По крайней мере, теперь стало понятно, о чем речь. А раньше смысл тонул под нагромождением прилагательных.

В наше динамичное время прилагательные лучше использовать по минимуму. Слишком уж большой объем информации приходится нам переваривать. И когда, читая текст, увязаешь в потоке прилагательных, так и хочется воскликнуть: «Эй, рассказывай дальше! Не размусоливай, и так понятно!».

Источник

Прилагательное и глагол разный смысл



Прилагательное и глагол разный смысл

Библиографическая ссылка на статью:
Богданова Ю.З. Лингвистические концепции сходства и отличия имени прилагательного и глагола // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 6 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/06/68484 (дата обращения: 13.09.2020).

В лингвистической концепции А.А.Потебни прилагательное и глагол рассматриваются как признаковые части речи, различающиеся между собой только тем, что глагол обозначает признак во времени его возникновения от действующего лица, а прилагательное – как признак, данный в вещи. “Сравнивая, с одной стороны, выражения,- пишет А.А.Потебня,- как “зелёная трава”, не составляющие предложения, а с другой предложения, как “трава зеленеет”, не найдём в них никакого различия по содержанию” [1, с.91].

А.М.Пешковский, отмечая семантическое сходство указанных частей речи, считал, что они могут объединиться друг с другом и вместе противостоять существительному, так как “существительное обозначает предмет, а прилагательное и глагол то, что мы приписываем предметам… . А предметам мы приписываем, конечно, их признаки. Это и есть самое общее значение обеих этих частей речи” [2, с.75].

Представители так называемого “логического” направления в русском языкознании (И.Орнатовский, Л.Г.Якобсон, Н.И.Греч, Ф.М.Буслаев), в трудах которых нашли отражение идеи всеобщей, или философской грамматики, рассматривая прилагательное в качестве самостоятельной части речи, противопоставляли его существительному и, соответственно, сближали с глаголом на основании того, что оно, кроме выполнения атрибутивной фукции, может быть и сказуемым. Сходство глагола и прилагательного отмечалось также и А.А.Шахматовым.

В современном языкознании есть тенденция изучать прилагательное внутри глагольного класса и рассматривать его как самостоятельную часть речи, родственную глаголу, а не существительному. Согласно Е.М.Вольф, качественные прилагательные являются “классическими предикатами”, так как не включают никаких других сем кроме предикативных [3, с.9].

Представитель американской лингвистики Л.Бэбби, используя понятие глубинной структуры и методы порождающей грамматики Н.Хомского, пришёл к выводу, что в глубинной структуре краткая форма прилагательного в русском языке – это глагол с признаком плюс адъективность. На основании этого исследователь утверждает, что прилагательное и глагол являются представителями одной лексической категории и различаются единственным признаком – адъективностью [4, с.158].

Как самостоятельная часть речи, родственная глаголу, рассматривается прилагательное в диссертации Н.В.Челюбеевой [5]. Включению прилагательных в “предикативный” класс способствует, по её мнению, семантическая, функциональная и грамматическая близость с самым ярким предикатом – глаголом. И прилагательное, и глагол противопоставляются существительному как признаковые части речи.

Однако объединению прилагательных в один класс с глаголами препятствует семантическое различие этих частей речи. Прилагательное выражает понятия о качественных признаках, способных изменяться по шкале интенсивности как вверх, так и вниз от нулевой точки отсчёта. Специфическим средством выражения качественности прилагательных являются степени сравнения (компаратива), которые могут быть синтетическими и аналитическими. Иными словами, форма положительной (нулевой) степени прилагательных имплицитно выражает наличие у него степеней сравнения, обозначающих увеличение или уменьшение проявления признака.

В отличие от прилагательного глагол выражает понятие о процессуальных признаках, что отмечается во многих пособиях по грамматике, в том числе и в “Русской грамматике-80”, где глагол описывается следующим образом: “Значение процесса свойственно всем глаголам, независимо от их лексического значения. Глагол представляет собой процесс (процессуальный признак) и действия (бежать, грузить, рыть), и состояния (лежать, спать, страдать), и отношения (иметь, преобладать, принадлежать)” [6, с.582]. Особенность процессуального признака, выражаемого глаголом, в сравнении с качественным признаком, выражаемым прилагательным, заключается в том, что он имеет протяжённость во времени, то есть изменяется по шкале интенсивности не вертикально, а горизонтально, вдоль временной оси, как бы разворачиваясь на ней и обязательно ограничиваясь начальными и конечными фазами своего развития. Любой признак, следовательно, имеет три стадии: инициальную (начальную), медиальную (срединную) и финальную (конечную).

Читайте также:  Как правильно склонять слова глагол

Специфическим средством выражения общекатегориальной семантики глагола в русском языке служат формы грамматической категории вида, подобно тому как специфическим средством выражения качественности прилагательного являются формы компаратива. Отсюда следует то, что объединению в один класс с глаголом препятствует также и различие грамматических форм этих частей речи. Таким образом, главное отличие глагола от прилагательного состоит в том, что качественный признак, выраженный последним, обладает способностью изменяться по шкале интенсивности как в сторону его увеличения, так и в сторону уменьшения, о чём свидетельствует наличие у прилагательного специфических форм степеней сравнения.

Источник

ГЛАГОЛ И ПРИЛАГАТЕЛЬНОЕ

Как мы уже отмечали, Платон и Аристотель рассматривали прилагательные как подкласс «глаголов», а александрийцы и их последователи — как подкласс «существительных»; трехчленное деление на существительные, глаголы и прилагательные (как независимые части речи) было признано лишь в средние века (ср. § 1.2.5). Эти различия в трактовке прилагательного в греческом и латыни легко объяснить в терминах разграничения между глубинной и поверхностной структурой. Главная причина объединения прилагательных и существительных в греческом и латыни в одну группу состоит в том, что они изменяются по падежам и числам. Но склонение прилагательного — это, очевидно, факт поверхностной структуры: его падеж и число (а также род) выводятся посредством трансформационных правил согласования из формы модифицируемого им существительного. В остальном статус прилагательного в греческом и латыни не обнаруживает особого отличия от его статуса в английском языке, где отсутствует согласование прилагательных и существительных. Наиболее типичной функцией и прилагательного и глагола Платон и Аристотель считали функцию предикации, тогда как самая характерная функция существительного — это обозначение субъекта предикации. Это и заставляло их объединять прилагательное с глаголом; логики тоже придерживались этого взгляда. С другой стороны, в эпоху средневековья большинство грамматистов проводит между прилагательным и глаголом такую же резкую границу, какая проводится между глаголом и существительным. Мы можем, следовательно, задаться вопросом: что отличает (если они вообще различаются) прилагательное от глагола в общей синтаксической теории? Для простоты возьмем примеры из английского языка.

Две наиболее очевидных различительных черты лексических классов английского языка, традиционно называемых прилагательными и глаголами, связаны с поверхностным явлением словоизменения. (1) Прилагательное, будучи употреблено в предикативной позиции, не оформляется глагольными суффиксами, указывающими на признаки времени, наклонения и вида; вместо этого грамматикой порождается «фиктивный глагол» (be, become и др.), который и оформляется необходимыми словоизменительными суффиксами. Так, Mary is beautiful ‘Мэри красивая’, Mary would have been beautiful ‘Мэри была бы красивой’; Магу dances ‘Мэри танцует’, Магу would have danced ‘Мэри танцевала бы’, но не *Магу beautiful-s или *Магу would have beautiful-ed и не *Mary is dance или *Mary would have been dance. (2) Глагол не так свободно участвует в трансформации, переводящей его в позицию определения в именной группе; если он и употребляется в этой синтаксической позиции, то в отличие от прилагательного он оформляется суффиксом -ing. Так, the beautiful girl ‘красивая девушка’: the singing girl ‘поющая девушка’, но не *the beautiful-ing girl или *the sing girl.

Читайте также:  Категории и формы глагола в русском языке

В «понятийных» определениях частей речи часто утверждается, что прилагательные обозначают «качества», а глаголы обозначают либо «действия», либо «состояния». Но различие между «качеством» и «состоянием» (если оно вообще не иллюзорно) менее разительно, чем различие между «действием» и «состоянием». Мы вполне могли бы задаться вопросом, например, что обозначают слова know ‘знать’, exist ‘существовать’, happy ‘счастливый’, young ‘молодой’ и т. д. — «состояния» или «качества»? Мы не сомневаемся, однако, в том, что с грамматической точки зрения объединяются, с одной стороны, know и exist, а с другой стороны — happy и young. Этот вопрос решается для нас на основе критериев, рассмотренных в предыдущем абзаце. Но существует множество языков (например, китайский), к которым эти критерии неприменимы; и лингвисты склонны говорить, что в таких языках нет противопоставления прилагательного и глагола, а есть противопоставление стативных глаголов и глаголов действия.

Разграничение между стативными глаголами и глаголами действия применимо и к английскому языку. Как мы уже видели, в английском языке имеются определенные стативные глаголы, которые обычно не употребляются в прогрессивной форме (ср. § 7.5.7); в противоположность им большинство английских глаголов, свободно употребляющихся в прогрессивной форме, могут быть названы глаголами «действия». Это видовое различие между стативными глаголами и глаголами действия находит себе аналог и среди английских прилагательных. Большинство английских прилагательных стативны в том смысле, что, будучи употреблены в предикативной позиции, они обычно не сочетаются с прогрессивным видом (например: Магу is beautiful, но не *Магу is being beautiful). Но существует несколько прилагательных, которые при соответствующих условиях свободно употребляются в сочетании с формой прогрессивного вида (ср. Магу is being silly now ‘Мэри сейчас ведет себя глупо’). Другими словами, стативность — это обычное свойство для класса прилагательных, но необычное для глаголов; не-стативность обычна для глаголов, но необычна для прилагательных. Сочетаемость/несочетаемость с прогрессивным видом коррелирует с некоторыми другими важными чертами английского синтаксиса: прежде всего, со способностью употребления в ответе на вопрос типа What did she do? ‘Что она делала?’, What is she doing? ‘Что она делает (именно сейчас)?’. В качестве ответов на эти вопросы могут выступать как предложения Магу danced (that’s what she did) ‘Мэри танцевала (вот что она делала)’, так и предложение Mary is being silly (that’s what she’s doing) ‘Мэри ведет себя глупо (вот что она делает)’, но не выражения *Магу knows Greek (that’s what she does) ‘Мэри знает греческий (вот что она делает)’ и не *Магу is beautiful (that’s what she does) ‘Мэри красивая (вот что она делает)’.

Мы говорим для английского языка о «стативных глаголах» (и отличаем их от прилагательных) и о «не-стативных прилагательных» (и отличаем их от глаголов) потому, что видовая оппозиция стативности vs . не-стативности в общем случае совпадает, но в некоторых случаях вступает в противоречие со словоизменительными характеристиками, которым традиционно приписывается особо важная роль в определении частей речи. Однако если какой-то признак и коррелирует с понятийным определением глагола и прилагательного в терминах «действия» и «качества», то это именно видовая оппозиция.

Читайте также:  О нас о женщинах в глаголах

Источник

Уроки мастерства. Глаголы и прилагательные

Роль глаголов — двигать действие, придавать ему энергетику.
«Пошел, сказал, сделал, поздоровался, повернулся, ответил, выстрелил, упал, встал» и т. д.
Если вы хотите, чтобы текст был динамичным, чтобы в нем было действие, используйте как можно больше глаголов.

Эрнест Хемингуэй шутливо говорил, что предложение должно состоять только из сказуемого и подлежащего. Конечно, это преувеличение, в текстах Хемингуэя были и другие слова. Но смысл понятен, и сам писатель тоже старался следовать этому правилу.

В наше время большинство читателей хотят видеть действие. Время у нас такое: быстрей, быстрей! Издатели требуют: «Дайте нам сюжет!». Глаголы в этом помогают. Чем больше в тексте глаголов, тем легче двигать сюжет.
Посмотрим пример (придумала для наглядности):

«Александр вышел из дома. Обернулся, поднял голову на окна и проверил, не смотрит ли жена. Затем направился к машине. Оглядел ее со всех сторон, убедился, что все в порядке. Открыл машину, сел, устроился удобно, повернул ключ в замке зажигания. Когда мотор завелся, Александр нажал на педаль газа и тронул машину с места.
Затем включил приемник, поискал нужную волну и нашел веселую музыку. Выехав за пригородную трассу, увидел, что, к счастью, она сегодня не загружена. Он прибавил скорость, включил музыку погромче и помчался в сторону Николаевки».

Используйте глаголы, это поможет вам двигать сюжет!

К ним надо относиться осторожно, об этом я уже говорила.
«Красивая, грустная, нарядная, глупая, неинтересная, отвратительная, замечательный, сладкий, завораживающий, неприятный, кошмарный, приторный» и т. д.

Прилагательные, в основном, описывают чувства, которые испытывает автор по отношению к персонажу или действию. А это мало кому интересно.
Читатели сами в состоянии дать определение герою или ситуации. Для этого лишние авторские эпитеты им не нужны.
Посмотрим пример (взят из произведения, опубликованного на ПрозеРу):

«Разворачивающиеся в бесформенных глубинах склубившихся под тонким стеклом неба наэлектризованных туч грозовые помехи набирали угрожающие обороты и волной трепетной дрожи прокатывались над миром Чужих Огней. Искаженное небо накренялось над крышами серых домов спального района под немыслимыми углами. И, задетое антеннами совершенно нелепых форм, оно осыпалось на мокрый грязный асфальт водопадом острых осколков. Оставляемые на частоте информационного беззвучия рваные рубцы бесцветной боли разрывали виски оглушающим отчаяньем».

Отрывок перегружен прилагательными по самое некуда, согласны? Читать сложно, понять — тем более.

А теперь попробуем убрать отсюда лишние прилагательные:

«Разворачивающиеся в глубинах неба грозовые помехи набирали обороты и волной прокатывались над миром Чужих Огней. Небо накренялось над крышами домов спального района. Задетое антеннами, оно осыпалось на мокрый асфальт водопадом осколков. Рубцы боли разрывали виски отчаяньем».

Ну как, текст стал лучше? Несомненно. По крайней мере, теперь стало понятно, о чем речь. А раньше смысл тонул под нагромождением прилагательных.

В наше динамичное время прилагательные лучше использовать по минимуму. Слишком уж большой объем информации приходится нам переваривать. И когда, читая текст, увязаешь в потоке прилагательных, так и хочется воскликнуть: «Эй, рассказывай дальше! Не размусоливай, и так понятно!».

Источник