Меню

Прилагательные с неустойчивым ударением



1.2.3. Ударение в именах прилагательных

В целом, в русском языке существует тенденция к переносу ударения на конец прилагательного.

Например, в XIX веке ударение в прилагательном английский падало на первый слог. В «Евгении Онегине» А.С. Пушкин, давая характеристику Онегину, писал: «Недуг, которому причину Давно бы отыскать пора, Подобный а́нглийскому сплину, Короче: русская хандра Им овладела понемногу». Сейчас мы произносим это прилагательное с ударением в середине слова – англи́йский костюм.

Конечно, как и в других частях речи, эта тенденция проявляется очень непоследовательно. Поэтому необходимо учитывать целую систему факторов.

1. Полные прилагательные, образованные от существительных с помощью суффиксов -н-, -ск-, -овск-, -чат- , обычно имеют ударение на том же слоге, что и существительные:

ку́хня – ку́хонный (!), отхо́д – отхо́дный, перехо́д – перехо́дный, пу́рпур – пу́рпурный и пурпу́рный, уста́в – уста́вный (!), факси́миле – факси́мильный (!), экспе́рт – экспе́ртный (!), а́вгуст – а́вгустовский (форма августо́вский допустима, но всё же нежелательна), ева́нгелие – ева́нгельский, зна́харь – зна́харский, о́трок – о́троческий, Украи́на – украи́нский (!), гу́бка – гу́бчатый, коро́бка – коро́бчатый, ско́ба – ско́бчатый.

В то же время возможны и отклонения от этой модели.

Кроме того, следует учесть, что суффикс -чат- чаще всего является безударным (ру́бчатый, ла́пчатый, стре́льчатый, иго́льчатый, жело́бчатый), но в ряде прилагательных ударение падает именно на суффикс (брусча́тый, внуча́тый, крупча́тый, зубча́тый, но в сложных словах – мелкозу́бчатый, двузу́бчатый).

2. Прилагательное с окончанием -ой всегда имеет ударение на последнем слоге:

бортово́й, валово́й (!), первоочередно́й, ножево́й, объездно́й, спиртово́й (!), супово́й.

3. Прилагательные с суффиксом -ов- , -ев- , образованные от двусложных существительных, обычно сохраняют ударение на том же слоге, что и существительные:

бо́мба – бо́мбовый, ве́реск – ве́ресковый (!), гру́ша – гру́шевый (допустимо – грушо́вый), джи́нсы – джи́нсовый и джинсо́вый, и́ва – и́вовый, ма́нго – ма́нговый, ми́нус – ми́нусовый (допустимо – минусо́вый), моде́рн – моде́рновый (в речи молодежи распространена форма модерно́вый, но она не является нормативной), пи́ки – пи́ковый, пи́хта – пи́хтовый, сли́ва – сли́вовый (!).

Но действие общей тенденции может приводить к переносу ударения на суффикс или окончание прилагательного. Особенно много колебаний наблюдается при образовании прилагательных от односложных существительных с помощью суффиксов -ов- , -ев- .

Ср.: сохранение ударения на первом слоге: ге́рбовый, ма́ршевый; перенос ударения на суффикс или окончание: пухо́вый, басо́вый, тигро́вый, мохово́й, валово́й, ножево́й, супово́й, спиртово́й.

В ряде случаев ударение зависит от значения прилагательного и от сочетаемости.

Ср.: семейство ла́вровых – лавро́вый лист; языково́й барьер – языко́вая колбаса, временны́е категории – вре́менные трудности, домо́вая книга – в доме живёт домово́й.

4. В прилагательных с суффиксом -ист- действует следующая тенденция.

Если в существительном ударение падает на первый слог, то в прилагательном суффикс -и́ст- будет ударным: ба́рхат – бархати́стый.

Если в существительном ударение падает на второй слог, то в прилагательном ударение сохраняется на том же слоге: боло́то – боло́тистый.

Вместе с тем и здесь возможны отклонения от действия этой тенденции. Так, равноправны варианты прилагательного, образованного от существительного му́скул – му́скулистый и мускули́стый. Среди вариантов, образованных от существительного са́хар, вариант са́харистый является основным, но допустим и вариант сахари́стый.

5. Ударение в формах сравнительной степени (с суффиксом -ее ) и превосходной степени (с суффиксом -айш-/-ейш- ) определяется по форме краткого прилагательного женского рода.

Если ударение падает на окончание -а́ , то суффиксы сравнительной и превосходной степени будут ударными (длинна́ – длинне́е, длинне́йший).

Если же ударение в краткой форме прилагательного падает на основу, то ударение на том же слоге сохраняется и в формах сравнительной и превосходной степеней:

Читайте также:  Склонение это изменение прилагательных по числам и падежам

торопли́ва – торопли́вее; зно́йна – зно́йнее; удо́бна – удо́бнее; краси́ва – краси́вее, краси́вейший.

6. Для односложных и двусложных кратких прилагательных наиболее типичной является следующая модель: окончание является ударным лишь в форме женского рода, в остальных формах ударение падает на основу:

бо́йкий – бо́ек, бойка́, бо́йко, бо́йки; правый – прав, права́, пра́во, пра́вы.

По этой модели образуются краткие формы прилагательных:

бойкий, гибкий, гладкий, голый, громкий, дешёвый, дикий, дорогой, жалкий, жаркий, жёсткий, живой, жидкий, звонкий, краткий, меткий, молодой, мощный, нагой, общий (принадлежащий всем), правый (справедливый; содержащий правду), робкий, серый, славный, сладкий, слепой, странный, сырой, сытый, целый, чуткий, юный, юркий и др.

Однако на краткие формы оказывает очень сильное влияние общая тенденция к переносу ударения на окончание прилагательного. Наиболее активно этот процесс захватывает формы множественного числа. Так, в последние десять–пятнадцать лет у целой группы кратких прилагательных, подчинявшихся указанной модели, наряду с основным вариантом – ударением на основе (глу́пы), допустимой признается форма с ударным окончанием (глупы́):

весёлый, глупый, глухой, гордый (высокомерный), горький, грубый, кислый, косой, крепкий, кривой, ловкий, мелкий, мёртвый (неживой), мягкий, плохой, редкий, резкий, слабый, старый, строгий, сухой, тихий, яркий и др.

Как равноправные воспринимаются сейчас варианты с ударением на окончании и на основе в форме множественного числа (бедны́ и бе́дны) у целого ряда прилагательных:

бедный, близкий, бледный, важный, верный, вкусный, влажный, вредный, голодный, грустный, грязный, густой, длинный, добрый, дружный, жадный, жёлтый, жирный, зелёный, короткий, круглый, крупный, крутой, милый, мокрый, мрачный, нежный, низкий, новый, плотный, полный (исчерпывающий), прочный, прямой, пустой, ровный, седой, скромный, скупой, скучный, сложный, смелый, солёный, сочный, спелый, страшный, твёрдый, тесный, толстый, тонкий, точный, трудный, тупой, холодный, храбрый, худой, честный, чистый, узкий, ясный.

Наконец, у некоторых кратких прилагательных во множественном числе форма с ударным окончанием может становиться основным нормативным вариантом (просты́), тогда как форма с ударением на основе (про́сты) фиксируется как допустимая и/или устаревающая, устаревшая, например: видный (видимый, различимый), гордый (в значении испытывающий гордость), нужный, простой, сильный.

Процесс переноса ударения с основы на окончание может распространяться на формы не только множественного, но и единственного числа, прежде всего – среднего рода. В речи достаточно частотными являются ненормативные (!) формы:

бледно́, важно́, видно́, грязно́, длинно́ и др. Такое произношение недопустимо в литературной речи!

Вместе с тем у некоторых прилагательных ударное окончание в среднем роде становится либо равноправным вариантом наряду с безударным, либо основным или единственным нормативным вариантом. Как правило, у этих прилагательных ударным является и окончание во множественном числе:

белый – бел, бела́, бело́ и бе́ло, белы́ и бе́лы; больной – бо́лен, больна́, больно́, больны́; великий – вели́к, велика́, велико́, велики́; высокий – высо́к, высока́, высо́ко (допустимо – высоко́), высоки́ и высо́ки; глубокий – глубо́к, глубока́, глубо́ко (допустимо – глубоко́), глубоки́ и глубо́ки; горячий – горя́ч, горяча́, горячо́, горячи́; далёкий – далёк, далека́, далёко (допустимо – далеко́), далеки́ и далёки; красный – кра́сен, красна́, красно́ и кра́сно, красны́ и кра́сны; малый – мал, мала́, мало́, малы́; мёртвый (лишённый жизненности, бесплодный) – мёртв, мертва́, мертво́ (допустимо – мёртво), мертвы́ (допустимо – мёртвы); общий (не конкретный, схематичный) – общ, обща́, общо́, о́бщи (допустимо – общи́); острый – остёр (допустимо в значении «не тупой» – остр), остра́, остро́ (допустимо в значении «не тупой» – о́стро), остры́ (допустимо в значении «не тупой» – о́стры); пёстрый – пёстр, пестра́, пестро́ и пёстро, пестры́ и пёстры; равный – ра́вен, равна́, равно́, равны́; свежий – свеж, свежа́, свежо́, свежи́ и све́жи; светлый – светл, светла́, светло́, светлы́; тёплый – тёпел, тепла́, тепло́, теплы́; тяжёлый – тяжёл, тяжела́, тяжело́, тяжелы́; умный – умён, умна́, умно́, умны́; хитрый – хитёр, хитра́, хитро́ (допустимо – хи́тро), хитры́ (допустимо – хи́тры); чёрный – чёрен, черна́, черно́, черны́; широкий – широ́к, широка́, широ́ко (допустимо – широко́), широки́ и широ́ки.

У некоторых кратких прилагательных могут наблюдаться колебания в форме женского рода, то есть ударение во всех формах сохраняется на основе, но в форме женского рода (как и у прилагательных типа боек, прав) возможно сосуществование двух литературных вариантов – с ударным и с безударным окончанием:

Читайте также:  Полные и краткие прилагательные в предложении являются сказуемыми

бурный – бу́рен, бурна́ и бу́рна, бу́рно, бу́рны; властный – вла́стен, властна́ и вла́стна, вла́стно, вла́стны; модный – мо́ден, модна́ и мо́дна, мо́дно, мо́дны.

Источник

ИЗМЕНЕНИЕ УДАРЕНИЯ У ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ

_В современном языке довольно много полных прилагательных с неустойчивым ударением. Говорят, например, кедровый и кедровый, сметливый и сметливый, текстовый и текстовой и т. п.

Конечно, прогрессивное акцентологическое развитие охватило не все полные прилагательные. Во многих случаях продолжается упорная борьба между старым и новым ударением.

-Так, остается вариантным ударение у некоторых прилагательных _с су^>шхм-

А. В. Луначарского.

Выше уже говорилось, что у четырех-, пятисложных прилагательных ударение на начальном слоге оказывается, как правило, неустойчивым и под влиянием тенденции к ритмическому равновесию стремится перейти на один из центральных слогов. В некоторых словах такое перемещение ударения уже произошло. Например, у_лрилагательных бйрхатистый, каменистый (имевших исконное ударение соответственно производящей основе бархат, камень) акцент переместился на суффикс -йст(ый): бархатистый, каменистый. У других слов колебание ударения продолжается: мускулистый^ мускулистый, сахаристый — сахаристый, фосфористый — фосфористый и т. п. Изменение нормы происходит здесь под воздействием двух побудительных факторов. Во-первых, ударение на суффиксе -йст(ый) весьма продуктивно. Во-вторых, ударение на начальном слоге (сахаристый) неустойчиво, так как в формах косвенных падежей при наличии среднестатистического определяемого (трехслогового, с ударением в центре) расстояние между словесными ударениями в речевом такте превышает критический интервал (4 слога): сахаристого раствора. Уменьшение интервала, происходящее при сдвиге ударения .к центру (сахарйстого раствора), объективно спасобствует_облегчению произнешення^/ГГримечательно, что влияния одной лишь структур- ‘ной аналогиитоказывается часто недостаточно. Позтому-то.іфила- гательные^имеющие ударение на втором, а не на первом слоге

(болотистый, закйтистый, крахмалистый, наваристый, сосй- дистый.7пиманистыНИт. п.)ьдак правило,.нё. испытывают стрем- ления к перемещению ударения на суффикс -ист/ый); оно и «без этого находится не на «фланге», a ria одном из центральных слогов.

Трудно сказать, как долго продержится в качестве единственно нормативного ударение мускулистый. Если учесть, что продуктивное ударение на суффиксе (мускулйстый) отмечается еще в Словаре Даля и что его не чуждаются известные поэты (Маяковский, Антокольский и др.), категорическое запрещение (например, в Орфоэпическом словаре (1959): не мускулйстый), вероятно, малоэффективно. Вкусовое восприятие ударения — ненадежная опора. Ведь едва ли найдутся защитники исконного ударения каменистый. Поэтому в словаре-справочнике «Трудности словоупотребления» (1973), наряду с традиционным и предпочтительным ударением мускулистый, в качестве допустимого варианта приводится и мускулйстый, а в Орфоэпическом словаре (1983) оба ударения признаны равноправными.

Ощутимые изменения акцентологических норм произошли и у кратких форм.Шогих прТілагательньїхгНраБД^ вариантнбсть ударения встречалась и в XIX в.’ (ср., например, в комедии

А. С/Грибоедова «Горе от ума»: дома но ей. примеры мне не но в ы), однако распространенность этого явления в прошлом не идет ни в какое сравнение с происходящей сейчас экспансией наконечного ударения у прилагательных в кратких формах множественного числа. Правило, согласно которому ударение в кратких- формах множественного числа должно строго соответствовать форме среднего рода (например, близко — Шизкц, вёрло —^’вёрны, просто — просты,), безнадежно устарело. Наконечное ударение (блцзкй/1Тёрны, Ъросты и т. п.) захватывает все более широкий круг.слов, причем натиск этих форм заметно усилился именно в последние десятилетия.

Читайте также:  Н и нн в суффиксах прилагательных образованных от существительных таблица

Количество исторически незакономерных наконечных акцентов неудержимо растет. Еще сравнительно недавно нормативные пособия отвергали, например, такие ударения, как близки, вернй, полны, простй и т. п. Сейчас подобный ригоризм нормы был бы едва ли оправданным. В самом деле, в современной поэзии наконечное ударение в кратких формах множественного числа становится общепринятым: близкй (Исаковский, Ошанин, Дудин, Рыленков, Васильева, Сидоренко), верны (Сурков, Берггольц, Грибачев, Друнина, Решетов), полны (Лебедев-Кумач, Заболоцкий, Жаров, Долматовский, Сурков, Грибачев, Саянов, Твардовский, Тихонов, Евтушенко, Смеляков, Мартынов, Рыленков, Шошин, Хаустов, Шефнер), простй (Исаковский, Щипачев, Дудин, Кирсанов, В. Рождественский, Р. Рождественский, Винокуров, Сидоренко, Шестинский, Островой, Друнина).

Современная молодежь, по данным анкетирования (ЛГУ), решительно предпочитает варианты с ударением на флексии, причем, даже независимо от значения прилагательного. Например, в контекстах Заводы близки к городу: близки — 217, близки — 19; Вы близки ей по духу: близки — 209, близки — 33; Мы верны клятве: верны — 223, верны — 23; Ваши наблюдения в е р н ы: верны — 211, верны —34; Решения задач оказались просты: просты — 228, просты — 15; Соседи были добродушны и прост ы: просты — 231, просты — 11.

Конечно, сами по себе данные опроса общественного мнения еще не служат основанием для изменения нормы. Так, например, в Словаре ударений (1970) только просты (форма проеты не считается нормативной). Но наконечного ударения просты не чуждаются современные поэты:

Когда слова случайны и просты И медленно беседы ткется пряжа,

Чужие, непривычные черты Мне кажутся подобием пейзажа.

(BJ. Рождественский. Когда слова случайны и просты. )

Я-то знаю, как это бывало тогда:

На восток шли его наградные листы,

А солдат шел на Запад, он брал города, —

У солдата обязанности просты.

(Друнина. Разговор с сыном фронтовика.)

Современные нормативные словари уже не могут безапелляционно отвергать те новые акцентные варианты, которые прочно вошли в речевую практику и признаны мастерами слова. Поэтому Большой академический словарь, Орфоэпический словарь (1959), справочники «Трудности словоупотребления» (1973) и «Трудности русского языка» (1976) санкционировали ударение просты; примечательно, что в Орфоэпическом словаре (1983) традиционное ударение просты оценивается уже как устарелое.

Но процесс перемещения ударения на флексию в кратких формах множественного числа продолжает расширять сферу влияния. Невзирая на запрещение словарей, поэты смело употребляют глухи, тихи, правы и т. п.

По ночам, когда пустуют дворики И дома застенчиво т и х й,

У домов чуть слышно ходят дворники —

Сочиняют метлами стихи.

Они не оставляли крошек.

Тихи, глазасты и худы,

Они рассматривали кошек Лишь как запас живой еды.

Очевидно, что бурное развитие наконечного ударения у прилагательных в кратких формах множественного числа не является случайностью или капризом поэтов, а имеет внутрисистемные

предпосылки. Среди многих предположений о причинах колебаний и переноса ударения наиболее вероятными представляются следующие: 1) влияние группы прилагательных, имеющих только наконечное ударение в’ кратких формах множественного числа: больны, хороши, горячи и т. п.; 2) закрепление за ударением на флексии определенной грамматической функции; ср. верны слуги (в языке фольклора) — функция определения, слуги ему верны — функция сказуемого; 3) устранение нежелательной редукции гласного в грамматически значимой позиции и укрепление акцентологической противопоставленности форм единственного и множественного числа.

Источник