Меню

Сообщение об ударении в глаголах



Читальный зал

Наука и жизнь

Русский язык в школе

Русский язык за рубежом

Русская речь

Мир русского слова

Журнал «Грамоты.ру»

Исследования и монографии

Конкурсные публикации

Русский язык в школе

Об ударении в русском языке. Часть 2

Проф. Р. И. Аванесов

7. Ударение подвижное и неподвижное

Разноместное ударение русского язы­ка в одних категориях слов бывает неподвижным , т. е. при образовании грамматических форм слова всегда ос­таётся на одном и том же месте, в других – подвижным и при образо­вании различных грамматических форм переносится с одного слога на другой, с одной части слова на другую. В этом последнем случае подвижность ударе­ния используется для образования и различения грамматических форм. При этом надо иметь в виду, что ударение в русском языке является обычно до­бавочным, вспомогательным граммати­ческим средством, которое лишь сопро­вождает основное средство образования грамматических форм русского языка – аффиксацию. Таким образом, разные формы одного и того же слова, отлича­ясь друг от друга местом ударения, в то же время отличаются обычно и раз­личными аффиксами (большей частью разными окончаниями).

Например, ударение в словах тов а ­рищ, больн о й, в и жу не используется в качестве грамматического средства, потому что оно неподвижное – оно остаётся на одном и том же месте во всех формах каждого из этих слов. Ср. тов а рищу, тов а рищем, тов а рищи, то­ в а рищей, тов а рищами и т. д.; больн о го, боль н о му, больн ы м, больн ы е, больн ы х, больн ы ми и т. д.; в и дишь, в и дит, в и дим, в и дят, в и дел, в и девший и т. д.

Напротив, если ударение подвижное, то оно служит одним из средств разли­чения грамматических форм слова. На­пример, у многих существительных раз­личение единственного и множествен­ного чисел достигается не только си­стемой падежных окончаний, но и мес­том ударения. Так, у слов г о род, ст о рож, г о лос, б е рег, п а рус, о стров, уч и тель, нос, воз, долг, стог, пар, шар, грош, п о езд, п о яс, рог, дар, чай, п о греб, глаз, сад, бор, пол, зять, муж, зонт, бал, бас, рой, ряд, пуд, торг, сл о во, пр а во, д е ло, т е ло, о блако, п о ле, м о ре и многих других ударение в единственном числе падает на основу, а во множественном – на окончание. Ср. г о рода, г о роду, г о родом, в г о роде, но го­ род а , город о в, город а м, город а ми, в город а х; или: сл о во, сл о ва, сл о вом и т. д., но слов а , слов а м, слов а ми и т. д.

У других существительных, наоборот, в единственном числе ударение падает на окончание, а во множественном чис­ле – на основу. Таковы, например, су­ществительные пятн о , седл о , окн о , весл о , крыл о , зерн о , стекл о , колес о , ядр о , бревн о , сел о , пер о , сук­н о , вин о , ведр о , копьё, ружьё, гнезд о , лиц о , бедр о , решет о , колес о , долот о . Ср: пятн о , пят­н а , пятн у , пятн о м, в пятн е , но п я тна, п я тен п я тнам, п я тнами, в п я тнах.

У ряда существительных в формах единственного числа и в именительном падеже множественного числа ударение падает на основу, а в остальных фор­мах множественного числа – на окон­чание, например к а мень, к о рень, гость, волк, зверь, с о боль, л е бедь, г о лубь, н о готь, к о готь, дверь, л о шадь, мать, смерть и др. Ср. к а мня, к а мню, к а м­нем, в к а мне, к а мни, но камн е й, камн я м, кам­н я ми, в камн я х; у дв е ри, к дв е ри, о дв е ри, дв е рью, дв е ри (им. пад. мн. ч.), но двер е й, двер я м, двер я ми, о двер я х.

Ряд существительных, имеющих во­обще в единственном числе ударение на основе, образует особую форму местного падежа с переносом ударения на окончание, например б е рег, бок, стог, глаз, нос, бор, пол, снег, ряд, пост, дверь, степь, кровь, кость, ночь, тень. Ср. на берег у , в бок у , стог у , глаз у , но­с у , бор у , на пол у , в снег у , ряд у , на пост у ; на двер и , в степ и , в кров и , в кост и , в ноч и , в те­н и , но о б е реге, при ст о ге, о н о се, о сн е ге, при дв е ри, о ст е пи, о кр о ви и т. д.

Многие существительные женского рода на — а в отличие от прочих форм единственного числа, имеющих ударе­ние на окончании, образуют форму ви­нительного падежа с переносом ударе­ния на основу (если основа неоднослож­ная, то на первый её слог). Таковы, на­пример, слова нога, вода, рука, изба, щека, гора, доска, спина, зима, душа, стена, земля. Ср. ног а , ног и , ног е , ног о й, но н о гу; в о ду, р у ку, и збу, щё­ку, г о ру, д о ску, сп и ну, з и му, д у шу, ст е ну, з е м­лю.

Подвижное ударение имеется и у многих глаголов. Если ударение глаго­ла в 1-м лице единственного числа па­дает на основу, то в личных формах этого глагола ударение неподвижное (например, м о ю, пл а чу, стр о ю). Если же ударение глагола в 1-м лице единственного числа падает на окончание, то в русском языке различается два ти­па – с неподвижным ударением на лич­ных формах (нес у , несёшь. нес у т; сол ю , сол и шь. сол я т) и с подвиж­ным ударением: в последнем случае ударение падает в 1-м лице единствен­ного числа на окончание, в остальных личных формах — на основу. Таковы, например, многие глаголы как 2-го, так и 1-го спряжения: крош у , кош у , служ у , суж у , уч у , любл ю , куп­л ю , ловл ю , копл ю , вар ю , цен ю ; кол ю , пор ю , мел ю , трепл ю , дремл ю , пиш у , пляш у , скач у , ищ у , плещ у , стел ю и др. Ср.: прош у – пр о ­ сишь. пр о сят, кол ю – к о лешь. к о лют.

У глаголов 2-го спряжения с по­движным ударением в личных формах форма второго лица множественного числа настоящего-будущего времени отличается от соответствующей формы повелительного наклонения только уда­рением. Ср. пр о сите – прос и те, х о ди­ те – ход и те, к у пите – куп и те и т. д. У глаголов же с неподвижным ударе­нием на окончании эти формы совпада­ют: формы сол и те, звон и те, сид и те, лет и те, вел и те, молч и те и др. пред­ставляют собой формы 2-го лица мно­жественного числа как настоящего вре­мени, так и повелительного наклонения.

Определённая категория глаголов в прошедшем времени, имеющая ударе­ние на основе, образует форму женско­го рода с переносом ударения на окон­чание. Таковы глаголы был, лил, пил, вил, ткал, лгал, врал, брал, драл, ждал, рвал, звал и др. Ср.: брал, бр а ло, бр а ли, но брал а ; был, б ы ло, б ы ли, но был а ; лил, л и ло, л и ли, но лил а и т. д.

Читайте также:  Пять глаголов с частицей не

Аналогичное явление наблюдается в страдательных причастиях прошедшего времени: пр о дан, пр о дано, пр о даны, но продан а ; пр и ­нят, пр и нято, пр и няты, но принят а ; пр о ­жит, пр о жито, пр о житы, но прожит а .

Подвижное ударение может быть и у кратких прилагательных: с ударением на окончании в форме женского рода и с ударением на основе в остальных формах. Например: слаб, сл а бо, сл а бы, но слаб а ; глуп, гл у по, гл у пы, но глуп а ; прав, пр а во, пр а вы, но прав а ; сыт, с ы то, с ы ты, но сыт а ; м о лод, м о лодо, м о лоды, но молод а ; а также гл у хи – глух а , т у пы – туп а , т и хи – тих а , г о рды – горд а , ч и сты – чист а , п у сты – пуст а , в е селы – весе­л а , дёшев – дешев а и т. д.

От двусложных прилагательных с ударением на корне сравнительная сте­пень с суффиксом -ее (-ей) образуется при одновременном переносе ударения на первый слог суффикса. Ср. н о вый – нов е е, б е лый – бел е е, гл у пый – глуп е е, м и лый – мил е е, см е лый – смел е е, жёл­тый – желт е е, д о брый – добр е е, у мный – ум­н е е, т о чный – точн е е, ск у чный – ску чн е е, стр а шный – страшн е е, п о здний – поздн е е и т. д.

Подвижность ударения как средство различения грамматических форм необ­ходимо отличать от тех случаев, когда перенос ударения обусловлен опреде­лёнными внешними причинами. Так, на­пример, если одна из форм слова, имеющего постоянное ударение на окон­чании, образуется без окончания, то, ес­тественно, в этой форме ударение падает на основу. Здесь перенос ударения, так сказать, вынужденный. Например: полк а , полк у , полк о м, но полк: бык а , бык у , бык о м, но бык; слов а , слов а м, слов а ми, но слов (род. пад. мн. ч.); мест а , мес­т а м, мест а ми, но мест; несл а , несл о , несл и . но нёс; могл а , могл о , могл и , но мог.

Различие в месте ударения в подоб­ных случаях не имеет грамматического значения, поскольку оно вынужденное, обусловленное отсутствием окончания в одной из форм слова. Поэтому уда­рение в таком, например, слове, как стол, стол а , стол у , стол ы , стол о в и др. с грамматической точки зрения сле­дует расценивать как неподвижное, по­стоянное.

Естественно, что в языках с фикси­рованным местом ударения последнее не может служить средством различе­ния грамматических форм.

8. Ударение и звуковое качество фонем слова

В силу охарактеризованных выше ка­честв русского ударения, в особенно­сти его разноместности и подвижности, ударение в русском языке не только является признаком слова, но является индивидуальным признаком слова. Это значит, что ударение наряду с совокупностью фонем образует слово. Напри­мер, в формах множественного и един­ственного числа р у ки (им. пад.) и рук и (род. пад.) смысловая разница зависит только от места ударения. При этом не подлежит сомнению, что в обоих случаях корневая морфема (рук-) тождественна, равна сама себе. Это значит, что в обоих случаях эта морфема со­стоит из одного и того же последователь­ного ряда фонем ( р + у + к ), к которо­му в первом случае прибавляется уда­ренность корневого -у-, в то время как во втором случае ударенность прибав­ляется к гласной флексии -и. Таким образом, ударение не является фонемой или признаком фонемы, а характеризу­ет слово в целом. Ударение подчёрки­вает, выделяет один из слогов слова и через это одну морфему, которая противопоставляется другим морфе­мам того же слова. Ударение яв­ляется в русском языке весьма важным смыслоразличительным признаком слова, который добавляется к составу фонем слова, являющихся основным средством различения слов по смыслу. Это значит, что, например, сло­во р у ки состоит не из элементов р + у + к + и , а из элементов р + у + к + и + ударение на у , т. е. ударенность основы при безударности флексии; точно так же слово рук и состоит не из элементов р + у + к + и , а из элементов р + у + к + и + ударение на и , т. е. уда­ренность флексии при безударности основы.

Система русского ударения, т. е. мес­то его по отношению к морфологиче­скому составу слова, весьма сложна и требует ещё тщательного изучения.

Таким образом, ударение в русском языке является своего рода надстрой­кой над составом фонем слова. Особен­но важно отметить, что эта надстройка в значительной мере определяет, так сказать, звуковую модель слова в от­ношении его вокализма. Именно место ударения прежде всего обусловливает реализацию гласных фонем данного фо­нетического слова в тех или иных из своих разновидностей. Например, в од­ной и той же корневой морфеме дом фонема о может выступить то в своём основном виде (если ударение падает на корневую гласную слова), то в своём варианте а (если ударение падает на флексию и корневая гласная оказы­вается в 1-м предударном слоге), или варианте ъ (если ударение падает на предшествующую морфему и корневая гласная оказывается в заударном слоге, а также если ударение падает на по­следующую морфему, но так, что кор­невая гласная оказывается во 2-м пред­ударном слоге): д о м, д о м’ик; д а м а , д а м о ф; п о д ъ му; д ъ мас’ е т.

Сказанное относится не только к кор­невым морфемам, но и ко всем другим. Ср., например, различное вокальное оформление флексии — ом в зависимо­сти от места ударения (флексия эта звучит как — ом или — ъм : ср. стал о м и д о мъм), флексии — ам , звучащей как — ам или — ъм (пъ-д’ел а м и па-с’ о лъм), суффикса — ов , звучащего как — ов или — ъв (сасн о въй и б’ер’ о зъвъй) и т. д.

9. Безударные и слабоударяемые слова

Большая часть служебных слов и частиц, как уже было отмечено, не имеет на себе ударения. Одни из них (предлоги и союзы) являются проклитиками, т. е. предударными словами (например, на дор о ге), другие, меньшая часть, – энклитиками, т. е. послеударны­ми словами (например, я -то зн а ю).

Проклитиками являются обычно одно­сложные предлоги и союзы, которые примыкают к следующему за ними само­стоятельному слову. Например: на гор е , на сторон е , от бр а та, при двор е , ко мн е , со мн о й, во мн е , под д е рево; ни я , ни бр а т; и я , и сестр а ; то д о ждь, то сн е г; сказ а ли, что сестр а при е хала.

Односложные частицы являются эн­клитиками. Например: скаж и — ка , кт о — то , я же говор и л, он и ведь прид у т, прид у т ли они.

Некоторые односложные предлоги не­редко принимают ударение на себя, и тогда безударным оказывается следую­щее за ним самостоятельное слово, так что и в этом случае предлог вместе с самостоятельным словом имеют одно ударение. Это бывает обычно тогда, ког­да существительное имеет подвижное ударение. Чаще всего в литературном языке принимают на себя ударение пред­логи на, под, по, за, из, без: н а воду, з а воду, п о воду (ср. вод а – в о ду), п о д гору, н а гору (ср. гор а – г о ру), п о лесу, и з лесу (ср. л е са, л е су – лес а , лес о в), н а море, з а морем, п о морю (ср. м о ре – мор я ); н а зиму (ср. зи­м а – з и му), н а сторону (ср. сторон а – ст о ро­ ну), б е з вести (ср. в е сти – вест е й), б е з чет­верти (ср. ч е тверти – четверт е й), н а два, н а три, п о два, п о три, з а пять, з а десять, н а сорок, п о д сорок.

Читайте также:  Морфологический разбор сущ прил глагола местоимения

Двусложные и трёхсложные союзы обычно употребляются с ударением, но оно у них более слабое, чем у само­стоятельных слов. Такое ударение на­зывается слабым , или побочным , а соответствующие слова – слабоуда­ряемыми . Например: е сли м о жно, узн а йте; когд а узн а ете, ска­ж и те; сказ а ли, б у дто придёт; ласк а лся, сл о в­но ребёнок; ухож у , потом у что обещ а л.

Двусложные предлоги различны в от­ношении наличия или отсутствия у них побочного ударения. Одни из них всег­да безударны. Таковы сложные предло­ги из-за, из-под (например, из-за л е са, из-под стол а ); предлоги с беглым о- (например, подо, надо, изо; трехслож­ный передо ): подо мн о й, надо мн о й, обо мн е , обо вс е х, изо вс е х, передо мн о й (произносится: пъдамн о j; нъдамн о j; абамн’ е ; абафс’ е х; изафс’ е х; п’ьр’ьдамн о j ). Другие могут иметь побочное ударе­ние, но могут быть и безударны. На­пример: перед отходом (произносится п’ьр’ьдатх о дъм или п’ е р’ьт атх о дъм ), между городами (произносится мьждугърад а м’и или м е жду гърад а м’и ) , через дорогу (произносится ч’ьр’ьздар о гу или ч’ е р’ьз дар о гу ) . Некоторые двусложные предлоги всегда имеют побочное ударе­ние: таков, например, предлог кроме (никт о , кр о ме теб я ), а также двуслож­ные и трёхсложные предлоги, происшед­шие из наречий. Например: скаж у п о сле ур о ка, б е гали круг о м д о ма, е хали м и мо дер е вни, собрал о сь о коло д о ма, столп и лись вокр у г уч и теля, останов и лись напр о тив изб ы , стал попер ё к дор о ги.

Эти слова в качестве предлогов имеют ударение, по своей полновесности близ­кое к обычному ударению самостоятель­ных слов. Однако в этом своём качестве они не являются обычно носителями такто­вого или фразового ударения. Напротив, те же слова в наречном употреблении могут быть носителями такого ударения. Ср. скаж у п о сле , прошл и м и мо , живёт о ко­ло (т. е. близко), осмотр е лся круг о м , живёт напр о тив , стал поперёк .

Односложный предлог сквозь имеет побочное ударение, когда он находится перед безударным слогом следующего слова, например лун а св е тит сквозь облак а (скв о с’ аблак а ). Находясь же перед ударенным слогом следующего слова, этот предлог может не иметь ударения, но тем не менее гласный о предлога не подвергается изменениям, свойственным гласным предударного сло­га: сочетание сквозь облако произно­сится скв о с’ — о блъкъ или сквос’ о блъкъ.

Союз чтобы в отличие от сочетания с местоимением что бы ударения не имеет, всегда являясь проклитикой: со­четание сказал, чтобы пришли произ­носится – сказ а л, штъбы пр’ишл’ и ; сравни: дам тебе, что бы ты ни просил (произносится шт о -бы -ты-н’и-прас’ и л). Безударен также односложный союз что в отличие от местоимения что. При этом надо заметить, что союз что в пер­вом предударном слоге, как и в других предударных, произносится с гласным ъ (в книжном произношении возможно о ), но никогда не с гласным а , который нормально выступает вместо о в пер­вом предударном слоге: я не знал, что брат приедет (произносится: штъ бр а т или што бр а т ) Ср. с местоимением что: я не знал, чт о им сказать (произно­сится шт о им).

Односложные союзы то – то и но обычно не носят на себе ударения, но тем не менее как в первом, так и в других предударных слогах произносятся со звуком о (а не а или ъ ): то дождь, то снег; то приходит, то уходит – обычно произносится: то д о ш’, то с’н’ е к; то пр’их о д’ит, то ух о д’ит ; но т ы -то об э том зн а л; но б ы ло светл о ; но уж е б ы ло светл о (произносится: нот ы ; ноб ы лъ; ноуж е ).

Некоторые категории местоимений всегда имеют обычное ударение само­стоятельного слова. Таковы, например, вопросительные местоимения (кто, что, который, какой, чей) и отрицательные местоимения н е кого, н е чего. Другие местоимения часто употребляются и с побочным ударением. Например: на вокз а ле мен я встр е тили тов а рищи; у ег о сестр ы мн о го книг; мо е й сестр е д е сять лет; э того челов е ка я не зн а л; вс е м ученик а м сообщ и ли отм е тки; вз я лся не с тог о конц а ; побочное ударение могут иметь относи­тельные слова: подъ е хали к д о му, ко­т о рый сто я л на кра ю дер е вни. Неко­торые местоимения в живой речи могут быть и безударными (обычно энклитиками): кт о это сделал (кт о — ьтъ з’д’ е лъл), знаем мы вас (зн а им- мы в а с), куда вы бежите (куд а — вы б’ьж ы т’ь).

Слабоударяемой может быть связка быть: в е чер б ы л сух о й и тёплый, у тро б ы ло мор о зное. Слово было в определённом употреблении является безударным (энклитикой): пришёл было вчера, он было пришёл вчера (произносится: пр’иш о л былъ ф’ч’ьр а , о н былъ пр’иш о л ф’ч’ьр а ).

Слово бывало в определённом употреблении в силу своего большого объё­ма не бывает лишено ударения, но имеет ударение побочное, более слабое, чем обычное словесное ударение, ср. придёт быв а ло ко мн е и говор и т. Безударным часто бывает слово брат, употреблён­ное в качестве обращения, ср. ты, брат, не заговаривай мне зубы (произносится т ы брът ).

Таким образом, кроме слов, имеющих обычное ударение, и слов безударных, выделяется ещё третья категория – слов слабоударяемых или могущих быть сла­боударяемыми. Обычное ударение име­ют самостоятельные слова, безударны­ми могут быть слова служебные. Слабоударяемыми же являются – если оста­вить в стороне те служебные слова, ко­торые имеют побочное ударение в силу своего большого объёма, многосложно­сти, – слова, образующие как бы про­межуточную группу между категория­ми самостоятельных слов и служебных. Именно таковы предлоги, наречия, место­имения, связка. Слабоударяемыми бывают часто также числительные в опре­делённом употреблении.

10. Побочное ударение слова

Выше было указано, что каждое само­стоятельное слово имеет одно ударение. Однако имеются слова (обычно много­сложные, большие по объёму), которые имеют или хотя бы могут иметь два ударения – наряду с основным, обычным словесным ударением, второе –побоч­ное. Сюда относятся чаще всего слож­ные слова, образованные путём сложе­ния двух основ. Ср., например, и долопокл о нник, ж е ртвопринош е ние, ч ё рносмор о диновое и т. д. Впрочем, те же слова обычно можно произносить и с одним ударением – без побочного. Вопрос этот совершенно не изучен, по­этому ниже ограничимся лишь несколь­кими предварительными замечаниями.

Читайте также:  10 поговорок в которых есть глаголы 2 лица единственного числа

При наличии в слове двух ударений побочное бывает первым (ближе к на­чалу слова), а основное вторым (ближе к концу слова). Чем более новым или необычным, чем более книжным по сво­ему характеру или относящимся к специальному языку является сложение, тем в большей степени можно ожидать двух ударений – наряду с основным по­бочного. Ср., например, кл я твопреступ­л е ние, гальв а нопл а стика, р а диопри ё м­ник. Точно так же чем ощутительнее в смысловом отношении является первая часть сложения, тем больше оснований ожидать второго побочного ударения. Ср. возможное произношение: кор а блекруш е ние, подк о вообр а зный, т ё мно-зел ё ный. Поэтому в тех случаях, когда сложение основ вообще в слове мало ощущается или когда не выделяется в смысловом отношении первая часть сложения, или она выделяется слабо, побочное ударение обычно не наблюдается. Ср. подобостр а стный, самосто я ­тельный, еженед е льный, благод у шный, достов е рный и т. д. Наконец, чем дальше отстоит основное ударение от места возможного побочного ударения, тем опять-таки в большей степени можно ожидать двух ударений в слове. Ср., например, льнов о д (с одним ударе­нием) и льн о тереб и лка (с возможным вторым, побочным ударением), земле­д е лец (с одним ударением) и з е млевла­д е лец (с возможным вторым, побочным ударением), вр е мяпрепровожд е ние, с а ­харовар е ние, хл о пкоочист и тельный. Во многих случаях наличию побочного уда­рения рядом с основным содействует не одно из указанных условий, а два или все: ср. карт о фелекоп а лка – сло­во относится к специальному словарю сельскохозяйственной техники, обе основы чётко выделяются, основное ударение отделено от места побочного ударения тремя слогами.

Наличие побочного ударения в неко­торых случаях, обычно вне указанных условий, характеризует просторечный стиль речи: ср. произношение по е хала в Ст а лингр а д, жил а в Л е нингр а де, в о бщеж и тии.

Побочное ударение наблюдается так­же во многих сложносокращённых сло­вах, представляющих собой сложение части первого слова с полным вторым словом: пр о фдвиж е ние, пр о фбил е т (но обычно профсо ю з ) , п а ртбил е т, партуч ё ба, аг и тбриг а да, аг и тколлект и в.

11. Колебания в ударении

Сложная система русского ударения имеет свои исторические корни, уходящие в глубокую древность. Неодинако­ва была история ударения в разных русских диалектах. Между тем известно, что в состав литературного языка вошли элементы, восходящие к разным русским диалектам. Поэтому естественно наличие в нём некоторых колебаний в ударении, двойственность. Например, в определён­ной категории существительных жен­ского рода на -а с ударением на флек­сии в северновеликорусских говорах свойственен перенос ударения на осно­ву в вин. пад. ед. ч. (ср. рук а – р у ку, н о га – н о гу, сторон а – ст о рону, вод а – в о ду и т. д.). Напротив, в типичных южновеликорусских говорах соответ­ствующие слова и в вин. пад. ед. ч. имеют ударение на флексии: рук у , но­г у , сторон у , вод у и т. д. Литературно­му языку в этой категории случаев в общем свойственно ударение северновеликорусское (ср. вышеприведённые примеры).

Однако в некоторых случаях нали­чествует колебание или даже усвоено южновеликорусское ударение. Ср., на­пример, допускаемые в литературном языке ударения сковород у при ск о воро­ду, весн у и вёсну, ср. также литератур­ные ударения овц у , коз у , сосн у при диа­лектных о вцу, к о зу, с о сну и т. д. Колеба­ния в ударении появляются также при заимствовании слов из других языков. Они зависят, между прочим, от того, откуда идёт заимствование и какими путями. Так, например, неправильные ударения док у мент, инстр у мент, ст о ­ляр объясняются польским посредством при усвоении этих слов (как известно, польскому языку свойственно фиксиро­ванное ударение на предпоследнем сло­ге слова).

Литературный язык стремится избе­жать колебаний. При наличии их не­редко один из вариантов санкциони­руется как соответствующий норме, другой изгоняется как неправильный. Если же сохраняются оба варианта, то они постепенно дифференцируются в своих значениях – приобретают разную стилистическую окраску (примеры см. выше), разное грамматическое значение (например, м а ло и мал о ) или разное лексическое значение (ср., например, ши­роко распространённую, хотя и не при­знанную правильной, дифференциацию кв а ртал – во временном значении и кварт а л – в пространственном).

В тех случаях, когда по тем или дру­гим причинам колебание в ударении сохраняется, а смысловая дифференциа­ция отсутствует, появляется то, что можно назвать нейтрализацией ударения как смыслоразличительного средства: ср. тв о рог и твор о г, и наче и ин а че, пр о бил и проб и л, и здавна и издавн а , бр о ня и брон я и т. д.

12. Ударение и преподавание русского языка

Ударение при преподавании русского языка имеет весьма большое значение. Как известно, с ударением связан один из важнейших отделов правописания, а именно: правописание безударных гласyых. Обучение литературному ударению имеет большое значение в работе по развитию речи, по повышению культуры русского языка. Большое место зани­мает ударение в борьбе учителя с остат­ками диалектного или просторечного произношения. Ср. такие ударения, как д о быча вм. доб ы ча, о тчасти вм. отч а сти, средств а вм. ср е дства, добровольные обществ а , добровольных общ е ств вм. о бщества, о бществ, пол о жил вм. полож и л, единств о вм. ед и нство, д о говор вм. догов о р, пр и говор вм. пригов о р, м о лодежь вм. моло­дёжь, а рбуз вм. арб у з, ц ы ган вм. цыган; ср. частое употребление страдатель­ных причастий прошедшего времени типа разрешёна, запрещёно, окружёны в женск. и ср. родах ед. ч. и во мн. числе с ударением на предпоследнем слоге и т. д. Еще большее место занимают вопросы ударения в работе учителя, направленной на усвоение учащимися слов иноязычного происхождения (ср. такие неправильные ударения, как док у мент, инстр у мент, кв а ртал. маг а зин, пр о цент, п о ртфель, к и но, кил о метр, р о ман, техник у м, пр е зидиум, г е ктар, ф а рфор вместо докум е нт, инструм е нт, кварт а л, магаз и н, проц е нт, портф е ль, кин о , килом е тр, ром а н, т е х­никум, през и диум, гект а р, фарф о р ).

Особенно большое значение имеют вопросы ударения при преподавании русского языка нерусским. Разноместность русского ударения и его возмож­ная подвижность при образовании грам­матических форм, соединённая с отсут­ствием обозначения ударения в печати, делают его для учащихся-нерусских исключительно трудным, если учитель не ведёт систематической и планомер­ной работы по практическому освоению учащимися русского ударения.

При работе над ударением необходи­мо постоянно обращаться к словарям и грамматикам. К сожалению, в грамма­тиках русского языка обычно ударению уделяется недостаточное внимание. Боль­шую помощь в работе учителя здесь окажет «Толковый словарь русского языка» под ред. Д. Н. Ушакова, где даются систематические указания не только на ударение каждого слова в его исходной форме, но также и на пе­редвижение ударения при образовании разных его форм. Однако нам нужны специальные работы по описанию си­стемы русского ударения в его совре­менном состоянии и истории, по ударе­нию в языке лучших русских писателей и поэтов. В этом заинтересована как наука о русском языке, так и в ещё большей степени наша советская школа.

Текущий рейтинг:

Источник