Меню

существительное с корнем бел в котором есть



НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА — РЕФЕРАТЫ — Древнерусские слова с корнем «бел»

Глава 1. Лексическая система языка и место тематической группы в ней

1.2.Слова с корнем «бел» как объект лингвистического исследования

Глава 2. Лексико — тематическая группа в семантико-словообразовательном аспекте

Лингвистика обратила самое пристальное внимание на исследование связей языка и этнокультуры, на построение языковой картины мира, которая отражает историческое существование носителей языка, их материальную и духовную культуру (А.Вежбицкая, Е.М.Верещагин, Т В.Гамкрелидзе, В.Г.Гак, Вяч.Вс.Иванов, Ю.И.Караулов, В.Г.Костомаров, Е С.Кубрякова, М.М.Маковский, А.Ф.Лосев, Г.П.Немец, Л.Б.Савенкова, Ю.С.Степанов, З.К.Тарланов, В.Н.Телия, Н.И.Толстой и др.).В свете этого актуальным становится комплексное изучение отдельных наиболее важных в культурно-национальном отношении лексико-тематических групп (далее — ЛТГ), которые стали подвергаться в этом плане всестороннему анализу. Изучение ЛТГ с различных сторон обусловливает раскрытие общих процессов развития лексики, т.к. «для лингвистики вовсе не безразлично то, как членится в каждом конкретном языке данная пред-метно-смысловая область, какие признаки предметов отражаются в отдель-ных наименованиях, а, следовательно, характеризуют отдельные члены той или иной тематической группы» (7,14).

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что комплексное изучение ЛТГ открывает новые перспективы как для выявления ее семантико-словообразовательных особенностей, так и для познания ее роли в языковой картине мира.

Изучение процессов, происходящих в пределах одной группы лексики, отвечает задачам системного и функционального подхода к языковым явлени-ем, помогает определять направления развития лексической системы в целом.

В теоретическом плане работа опирается на положения трудов таких ученых, как А.А.Брагина, А.Вежбицкая, Е.М.Верещагин, В.В.Виноградов, ЭА.Габинская, В.Г.Гак, О.П.Ермакова, Е.А.Земская, Т.Х.Каде, , В.Г.Костомаров, Е.С.Кубрякова, Ф.Лосев, А.Г.Лыков, Р.Ю.Намитокова, В.Н.Телия, А.И.Тихонов, Н.И.Толстой, И.С.Улуханов, Д.Н.Шмелев и др.

Объектом исследования является ЛТГ с корнем «бел», изучаемая в ком-плексе всех ее производных и устойчивых употреблений.

Предмет исследования — семантико-словообразовательные особенно-сти ЛТГ в русском языке и ее роль в формировании языковой картины мира носителей русского языка.

Цель исследования — системный семантико-словообразовательный и лингвокультурологический анализ ЛТГ на основе «Словаря русского языка ХI-XIIвв.» Реализация цели, поставленной в работе, пред-полагает решение следующих задач:

1) установление их системной организации и закономерностей функционирования в древнерусском языке;

2) установление семантико-словообразовательного потенциала ЛТГ, выявление типологии словообразовательных гнезд с исходным корнем «бел»;

3) определение роли ЛТГ с корнем «бел» и их производных в формировании фрагмента русской языковой картины мира.

Источником исследования послужили филологические словари и научные тексты.

Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка ис-пользованной литературы.

Глава 1. Лексическая система языка и место тематической группы в ней

Состав лексических средств языка — это сложное целое, система, от-дельные части которой тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены. В совре-менной лингвистике под системой понимается «множество языковых элементов любого естественного языка, находящихся в связях друг с другом, ко-торое образует определенное единство и целостность» [2,65]

Понимание системности языка отмечалось лингвистами прежде всего в

области грамматики, фонетики, а с развитием языкознания, с совершенствованием методов изучения и лексика русского языка стала рассматриваться как система связанных между собой языковых фактов.

Так, академик М.М. Покровский еще в 1895 году в своей работе «Семасиологические исследования в области древних языков» высказал мысль, ныне ставшую классической, о том, что «слова и их значения живут не отд-ельной друг от друга жизнью, но соединяются в нашей душе, независимо от нашего сознания, в различные группы [11,54]причем основанием для группировки служит сходство или прямая противоположность по основному значению. Понятно уже , что такие такие слова имеют сходные или параллельные семасиологические изменения и в истории влияют одно на другое; понятно также, что эти слова употребляются в сходных синтаксических сочетаниях» (11,35).

Наличие многообразных системных связей слов отмечал и Н.В. Крушевский: «. слово связано двоякого рода узами: бесчисленными связями сходства со своими родичами по звукам, структуре или значению и столь же ее численными связями смежности с разными своими спутниками во всевозможных фразах; оно всегда член известных гнезд или систем слов и в то же время член известных рядов слов» [9,66].

В то же время, признавая системность лексики, лингвисты отмечают ее отличие от системности других уровней языка, так как лексика тесно связана внешними, экстралингвистическими факторами, она непосредственно отражает изменения, происходящие в окружающей действительности.

Д.Н. Шмелев, признавая системность лексики, отмечал, что ее проявление в лексике специфично: «учитывая особенности лексики по сравнению другими сторонами языка, мы должны заранее предположить, что опреде-ление лексики как системы во многом сложнее, чем определение граммати-кой или фонологической систем» [12, 184].

Л. А. Новиков считает, что в отличие от других систем языка, лексика но связана с внешними, экстралингвистическими факторами [4,61].

Понимание лексики как системы было намечено в трудах М.М.Покровского, А.А.Шахматова, Л.В.Щербы, сформулировано в работах таких отечественных и зарубежных лингвистов, как Н.Н.Амосова, М.Л.Апажев, И.ВАрнольд, Ш.Балли, Л.Бейсбергер, Л.М.Васильева, В.В.Виноградов, В.Г.Гак, П.Н.Денисов, В.А.Звегинцев, Ю.Н.Караулов, С.Д.Кацнельсон, Н.З.Котелова, Э.В.Кузнецова, М.М.Маковский, В.М.Никитин, Л.А.Новиков, З.Д.Попова, В.Порциг, И.П.Слесарева, А.И.Смирницкий, И.А.Стернин, И.Н.Толстой, А.А.Уфимцева, Ф.П.Филин, Д.Н.Шмелев и многих других. Сейчас ни у кого из лингвистов не вызывает сомнения, что «. одним из основных достижений лингвистических исследований последнего времени справедливо считают понимание лексики как системы» [1,65].

В лингвистике системность лексики понимается по-разному, что обусловлено различными основаниями, признаками, взятыми за основу для выделения тех или иных лексических группировок. Так, выделя-тся лексико-тематические группы, тематические парадигмы, тематические ряды, лексико-семантические группы, семантические классы, лексико-семантические классы, семантические поля, тематические поля, лексико- семантические поля, понятийные поля и так далее.

Например, А.А.Уфимцева, с одной стороны, выделяет лексико-тематические группы, предметные или тематические группы, терминологические, этимологические группы слов, а с другой стороны, — лексико-грамматические классы слов, семантико-синтаксические группы или пары слов, а также фонетико-семантические группы слов, представляющие собой объединения фоно-морфологических вариантов слов.

Таким образом, сложилось несколько подходов к классификации лексики и каждый из этих подходов имеет свой предмет и метод исследования, «узловой проблемой лексикологии и семасиологии является анализ четытех крупных группировок или макросистем словарного состава языка: лексико-грамматической, лексико-стилистической, лексико-тематической и лексико-семантической» [5,83].

Рассматривая лексико-тематическую систему, М.Л.Апажев выделяет в лексике свыше 50 тематических группировок слов, отмечая при этом, что «лексико-тематическая система, или группа, — одно из древнейших объединений, выявленных человеком в языке и наиболее изученных в сло-варном составе, пожалуй, всех развитых литературных языков».

Выделение лексико-тематической группы основывается на «системно-сти окружающей действительности», которая «проявляется в различных группировках слов, объединяемых в лексико-тематические группы на основании общности обозначаемых ими реалий по сходству, смежности, назначе-нию, устройству, функции и т.д.» [2,120].

Слова с корнем «бел», являющиеся объектом нашего исследования, при-знаются объединением лексико-тематического характера — лексико-тематической группой, связь членов которой, как отмечают А.Е.Бертельс, В И.Кодухов, А.А.Уфимцева, Ф.П.Филин, Д.Н.Шмелев, определяется тематической общностью входящих в них слов.

Ф.П. Филин, рассматривая понятия «лексико-тематическая группа» и лексико-семантическая группа», разграничивает их, отмечая, что в основе лексико-семантической группы лежат «лексические элементы с однородны-ми сопоставимыми значениями», к которым, по его мнению, относятся сино-нимы, антонимы и другие группы слов, связанные между собой общностью семантических отношений, а в основе тематических групп лежат «объедине-ния слов, основывающиеся не на лексико-семантических связях, а на клас-сификации самих предметов и явлений действительности» [7,526]

Но, как отмечалось неоднократно многими лингвистами, между лексико-тематическими и лексико-семантическими группировками слов непрохо-димой границы нет, детализация тематических групп логически неизбежно и последовательно ведет к группам лексико-семантическим.

Читайте также:  грамматический показатель числа существительных

Так, следует отметить, что слова с данным корнем , представляющие собой ЛТГ, могут входить в другие объединения слов.

Как отмечал Д.Н.Шмелев, «группы слов, выделяемых на основании предметно-логической общности, во многих случаях характеризуются и не-которыми общими для них собственно языковыми признаками, иначе говоря, многие тематические группы слов оказываются при ближайшем рассмотрении также и лексико-семантическими группами. » [12,104].

Это высказывание Д.Н. Шмелева в полной мере можно отнести к лексико-тематической группе с корнем«бел».

1.2.Слова с корнем «бел» как объект лингвистического исследования

Развитие лексической системы русского языка изучается в нескольких направлениях: исследуется лексика отдельных па-мятников, прослеживается история определенных групп слов, дается описание временных (синхронных) срезов. Перечислен-ные аспекты изучения словарных богатств дополняют друг Дру-га, способствуют накоплению сведений по исторической лекси-кологии, которые помогут создать общую картину формирования лексики русского языка.

В каком бы из названных аспектов ни изучалась лексиче-ская система языка, важным звеном в описании словарного ма-териала являются тематические группы слов. Однако вопрос о статусе тематической группы как объекта лингвисти-ческого анализа не решается однозначно. Одни исследователи считают целесообразным анализировать названные группы слов, другие выражают к их описанию скептическое отношение, мотивируя это тем, что они представляют собой объединения слов логического порядка, ибо в них реализуются экстралингвистические связи и отношения между предметами и явлениям действительности. Так, А. А. Уфимцева отмечает, что «изучение подобных групп ограничивается своеобразной инвентаризацией по типу: «предметы домашнего ‘обихода», «части тела», «постройки» и т.п. и даже не ставит своей задачей вскрыть внутренние семантические связи слов»[7,103] По мнению этих исследователей, при описании лексической системы языка должны приниматься во внимание только языковые (семантиче-ские) отношения между лексемами, и их не следует подменять экстралингвистическими отношениями между реалиями.

Между тем лексический состав языка непосредственно отра-жает внеязыковую действительность; в словаре проявляются не только собственно языковые факторы, обусловленные отношени-ем лексем друг к другу, но и внеязыковые условия, которые оп-ределяют содержание и функционирование слов. Как справед-ливо отмечает Д. Н. Шмелев, «внеязыковые» моменты во мно-гом оказываются тесно переплетенными с «собственно языковы-ми» и изолированное рассмотрение последних по существу не-возможно»[6,90].

Необходимо также учитывать, что языковые единицы неод-нородны в плане соотношения их лексического значения с объ-ективной действительностью. По характеру семантики резко противопоставляются два класса слов — конкретные существи-тельные и глаголы. В значении конкретных существительных превалирует денотативное содержание, соотносимое с предме-тами материального мира. Поэтому основанием для классифи-кации и описания конкретных существительных является отне-сенность слов к определенной предметной области, тематической сфере, т.е. экстралингвистические факторы. Значения конкрет-ных существительных, выступающих в качестве «экземплирующих членов» того или иного объединения слов, относительно ав-тономны, независимы от других членов класса лексем. Катего-риальное же значение глаголов имеет релятивный и более аб-страктный характер, так как глаголы обозначают отношения между предметами. Поэтому при описании системы глаголь-ных лексем возрастает роль внутриязыковых факторов. «Слож-ность природы лексического значения предопределяет возмож-ность объединения слов как по экстралингвистическим призна-кам, отражающим связь значений с внешним миром, так и по чисто языковым, в основе которых лежат внутриязыковые свя-зи»[7,69].

Полное представление о предметной лексике может дать описание разнообразных тематических групп.

По каким же основаниям определенные лексические элемен-ты объединяются в тематические группы слов?

Тематические группы — это объединения лексем, обозначающих определенную предметную сферу. Выделение этих групп основано на внеязыковых критериях, поэтому, как правило, у членов рассматриваемых рядов нет общих семанти-ческих признаков. Ф. П. Филин справедливо указывает на «ней-тральные» или «нулевые» связи между словами, входящими в тематические группы[9,84].

Чаще всего в составе тематических групп реализуются ро-до-видовые связи денотатов (например, растение—дере-во, кустарник, цветок и т.д.; мебель —шкаф, стол, стул и т.д.). Между родовым и видовым понятиями существуют инклюзив-ные отношения, т. е. отношения включения: «происходит вклю-чение более низкого класса в более высокий класс классов, т. е. категорию». Поэтому в значении членов тематической группы имплицитно содержатся два семантических признака: обобщаю-щий. интегрирующий (например, «мебель») и дифференцирую-щий, который отграничивает один экземплирующий член ряда от другого.

Нередко в качестве интегрирующего компонента значения выступает общая функция членов тематической группы. На-пример, существительные изба, хата, дом, юрта объединяются по общей функции — они обозначают жилище человека. В по-добных случаях можно говорить о функциональных группах как особой разновидности тематических групп .

Элементы тематических групп могут быть связаны как це-лое и его ч а с т и (например, платье—рукав, воротник, пу-говицы и т. д.).

В силу того, что выделение тематических групп происходит по экстралингвистическим критериям, сами эти группы могут быть более широкими и более узкими. К тематическим группам можно отнести и «классы слов, которые объединяются одной и той же типовой ситуацией»[12,75], т. е. ситуативные ряды слов (например, все слова, связанные с темой «магазин», «спорт» и т. д.).

К ситуативным рядам слов близки ассоциативные группы, в которых слово-стимул объединяет группу определенных ассоциатов (например, корова, коза — молоко, трава, ферма, мясо).

Общий элемент (лексему), вокруг которого объединяются все члены тематической группы, называют «архилексемой», «классемой» (Э. Косериу), тематической доминантой (В. Мор-ковкин), семантической темой (Д. Н. Шмелев), опорным, клю-чевым словом.

Таким образом, тематические группы—объединения слов логического порядка. «Изучение подобных группировок слов по-могает вскрыть, как, в каких лексических единицах идет опредмечивание материального мира, как членится при помощи лек-сики опыт данного народа»[12,90].

Как правило, тематическая классификация лексики допол-няется рассмотрением внутриязыковых связей и отношений между единицами тематических групп. В составе тематических разрядов слов выделяются лексико-семантические группы — классы слов, объединенных хотя бы одним общим се-мантическим признаком.

Две классификации лексического материала (тематическая, экстралингвистическая и лексико-семантическая, лингвистиче-ская) не противоречат друг другу. Они дают возможность пол-нее описать определенные пласты лексики (прежде всего кон-кретной) и проследить их развитие.

Представляя словарный состав русского языка ХI-ХШв. как сложившуюся систему , авторы «Словаря русского языка XI-ХШ» собрали из разных памятников письменности слова с данным корнем., их насчитывается около 109 слов, чтобы объединить их в тематическую группу, необходимо выяснить значение корня «бел».

В общеиндоевропейском языке существовал корень «вhе», который имел значение «сиять», «блестеть».

С этим корнем появились слова и создали тематическую группу, зафиксированную в «Словаре русского языка XI — XVII вв.». Эти слова имеют несколько лексических значений и, следовательно, распадаются на несколько групп. Первая группа имеет общее для всех слов значение с элементом цвета: «белый, светлый, осветленный, белесый, неокрашенный».

Так белена — растение, названо так за свои беловатые листья

БЂлка — это животное получило имя по цвету меха белой очень редкой дорогой породы.

БЂлило — белая краска;

БЂлодушка — животное с белом мехом на передней части шеи;

БЂлок — яичный белок;

БЂлуга — рыба с белым мясом;

БЂль — белизна, белый цвет;

БЂлье — отбеленный холст полотно;

БЂльце — сорт яблок.

Являясь неотъемлемым компонентом природного окружения века, цвет постоянно оказывает на него влияние. Цвет уко-рен в культуре, он выступает эстетическим эталоном, являет-ся важным критерием качества при оценке окружающего мира. Таким образом, выступает как самостоятельное явление культуры, как элемент стиля, образа жизни.

Исследователи с давних пор обращали внимание на то, что в разных странах, в разных языковых сообществах прослеживается предпочтительность одних цветов другим.

В современной науке теория символа рассматривается с точки зрения различных наук.

Читайте также:  105 спишите обозначьте падеж выделенных существительных

В рамках логики символ — это «условный, чувственно восп-ринимаемый объект, вещественный, письменный или звуковой знак, которым человек обозначает какое-либо понятие (идею. мысль), предмет, действие или событие. Сама форма символа, как правило, не имеет сходства (подобия) с тем предметом, ко-торый символ представляет, на который символ указывает» [3. с.533].

Более точное определение символа мы находим в литерату-роведении: «Символ — это предметный или словесный знак, ус-ловно выражающий сущность какого-либо явления с определенной точки зрения, который и определяет самый характер качества символа. Символом могут служить предметы, животные, признаки предметов, действия. Так. хлеб-соль — символ гостеприимства, змея — символ мудрости, голубой цвет — символ надеж-да В основе своей символ всегда имеет переносное значение.

Данные определения символа выявляют в нем такие важные стороны нашего исследования свойства, как отсутствие в нем формального сходства с обозначаемым предметом или явлением, и в же время указывают на присутствие в символе скрытого сравнения, которое связано с культурой и историей народа.

В лингвистическом аспекте наиболее глубоко природу слов-символов исследовал А.А.Потебня. Известно его мнение, « язык вообще по своей сути явление символическое. В ре-зультате исследования славянской народной поэзии А.А.Потебня установил, что за определенными словами кроме их основного назначения закрепилось значение определенного символа. Он пишет:»Слово выражает не все содержание понятия, а один из признаков, именно тот. который представляется народному возз-рению важнейшим» [12, с.285].

Отмечая тот факт, что «вместе с лексическим ростом языка затемнялось его первоначальное впечатление» [152, с.285]. А.А.Потебня видит одну из причин образования в языке символов в «потребности восстановлять забываемое собственное значение слов» [12. с.2].

В.Виноградов также отмечал существование слов-симво-лов. Так, характеризуя слово «капля», он писал, что «это сло-во означает не только воду или жидкость вообще, но меру, ко-личество всего текучего, того. что лишено твердых очертаний. Слово «капля» становится символом минимального количества че-го-нибудь» [3, с.119].

В нашей работе мы остановимся на следующем определении этого понятия: «Символ — это нечто, обозначающее не само се-бя, а что-то другое. В символике десигнат и денотат разделе-ны. хотя связь между ними не устранена окончательно. Символ может иметь место только в обществе, спаянном единством куль-туры — ведь он должен быть общепонятен» [12, с.177].

Символика цвета наиболее распространена. Она широко представлена в литературе, изобразительном искусстве, гераль-дике.

Очевидно, что способность отдельных цветов являться сим-волом чего-либо связана с особенностями взаимодействия цвета с ощущениями и сознанием человека. На этом основании мы можем утверждать, что цвет — это продукт органа зрения и психики в целом.

Так белый цвет — символ чистоты, привилегированности, непорочности, свободы.

К этой группе относят слова:

БЂлЂгъ — знак, символ власти.

БЂлецъ — мирянин, не монах.

БЂлица — женщина, живущая в монастыре, но не подстриженная в монахине.

БЂлоземецъ — владелец земли, свободный от феодально-земельного обложения.

БЂлопашец — владелец земли, свободный от феодального обложения.

БЂлоризецъ — принадлежащий к высшему духовенству.

БЂль — освобожденный от феодальных повинностей.

БЂльщикъ — сборщик дани.

Таким образом отраженная классификация дает в языке тематические группы, которые пополняются производными и фиксируются в «Словаре русского языка XI — XVII вв.».

Дифференциация лексики на центр и периферию является наиболее важным положением при определении системности лексики, т.к. это дает возможность выявить в лексической системе древнерусского языка его активность и пассивность. Кроме того, «семантические и структурно-семантические отражают отношения между предметами и явлениями действительности, ее реальными и идеальными объектами и передают особенности национального мировосприятия» [11, 74].

Как правило в основе тематической группы есть сема, имеющая обобщенный характер и определяющая отнесение слов данной группы. Центром исследуемой одной лексико-тематической группы выступает слово «белый» как имеющее общее для всех свойство, относящееся к белому цвету. Вокруг этого слова группируются однокоренные слова имеющие общее лексическое значение, например, бЂленина, бЂлизна, бЂлиленка, бЂлье, бЂльный, бЂльмо, бЂлотЂлъо (назв. растения). В околоядерном пространстве представлено разветвленная система словообразовательных дериватов, образованных от слова «белый»: бЂласый, бЂленький, бЂловатый, бЂлоглазый, бЂльчатый. В эту систему можно включить устойчивые словосочетания, которые стали употребляться в древнерусском языке и зафиксированные в «Словаре русского языка XI — XVII вв.»: бЂленный двор — место, где производилось беление ткани; бЂлильное древо — деревянный валек, для беления холстов; писчая бЂлка — пошлина за перепись земель с их владельцев, бЂломЂстная грамота — грамота, освобождающая владельца земли от феодальных повинностей; до бЂлого свету — до утра; середи бЂла дня — днем; бЂлая казна — бельевое имущество.

Глава 2. Лексико — тематическая группа в семантико-словообразовательном аспекте

Функциональный подход к изучению языковых единиц, характерный для современных лингвистических исследований, приводит к исследованию деривационного потенциала различных ЛТГ на основе изучения устройства словообразовательного гнезда, под которым понима-ется «упорядоченная отношениями производности совокупность слов, харак-теризующихся общностью корня. При этом общность проявляется не только — плане выражения (в наличии одного и того же корня), но и в плане содер-жания (корень выражает общий для всех родственных слов элемент значе-ния), т.е. слова, объединяющиеся в словообразовательное гнездо, имеют и смысловую, и материальную общность.

Определению особенностей СГ и его места в системе словообразования посвящены исследования А.Н. Тихонова, ЕА. Земской, Е.С. Кубряковой, А.И. Моисеева, ИА.Ширшова и других лингвистов.

Как отмечал А.Н. Тихонов, СГ необходимо изучать на основе принад-лежности исходного слова СГ к той или иной лексико-семантической или лексико-тематической группе слов, так как «исходные слова, относящиеся к одному и тому же лексико-семантическому или тематическому классу, не-редко имеют полностью или частично совпадающий состав производных»[11,64]. Т.е., отнесенность исходного слова к ЛТГ определяет структуру гнезда для данной ЛТГ, последовательность обра-зования производных и их расположение в гнезде.

В словообразовательной системе русского языка доволь-но полно и подробно описаны словообразовательные типы, форманты, ис-следуются так называемые комплексные единицы словообразования — слово-образовательные цепочки, парадигмы, гнезда, имеется полный алфавитный словарь гнезд.

Для того чтобы можно отнести к данной группе тематической слова необходимо выяснить общее лексическое значение, объединяющий их в одну группу. Но это значение дает возможность переосмысление и появление множества слов и сочетаний в переносных значениях, который реализуют ассоциативно-образное представление человека и становятся основой метафоризацией. Поэтому нам тоже необходимо рассмотреть слова, имеющие переносное значение, которые указаны в словарных статьях данного словаря.

БЂла 1) Белка; 2) мех белки как денежная единица.

БЂлецъ 1) мирянин; 2) священник.

БЂлило 1) белая краска ;2) краска для лица.

БЂлильникъ 1) тот кто белит ;2) торговец красками.

Сейчас ученые лингвисты пришли к выводу, что познав отдельные языковые средства, классы и их свойства необходимо не только восстанавливать связи между ними, но и исследовать сами эти связи, выявлять и уточнять их характер, структуру, закономерности их функционирования. Особенно важным является исследование многозначных и однозначных слов.

В процессе анализа нами было выявлено:

БЂлена — трава, ядовитое растение.

БЂленина — отбеленная ткань.

БЂлильница — сосуд для хранения белил.

БЂлина — белая полоса или пятно на более темном фоне.

БЂлище — место где сушат или белят.

БЂльница — мастерица занимающаяся выделкой пряжи.

БЂльщикъ — сборщик дани «беличьим мехом».

Наиболее распространенным многозначным словом, производным от корня «бел» является слово белый. Установим все значения этого слова.

Читайте также:  суффиксы существительных в английском языке таблица с примерами

БЂлый 1) белого цвета, 2) чистый 3) освобожденный то феодальных повинностей 4) не подстриженный в монашество 5) непорочный, безгрешный.

БЂлигъ — 1) знак 2) символ власти.

БЂленье — 1) отбелка ткани и пряжи 2) побелка.

БЂлок — 1) яичный белок 2) белая оболочка глаза.

БЂль — 1) шкурка, мех белки 2) белизна, белый цвет 3) белая льняная пряжа 4) сорт яблок 5) мелкая рыба 6) освобождение от феодальных повинностей.

БЂлье — 1) полотно, 2) неокрашенные деревянные изделия.

По своему составу словообразовательное гнездо обладает большой словообразовательной активностью. Как показывает анализ, наиболее активным в словообразовательном отношении в языке и речи является слово «белый».

Анализируя словообразовательную активность с корнем «бел» можно отметить, что по значению производных выделяется: субстантивный блок, который содержит следующие значения:

-род занятий, профессию, например, бЂльщик, бЂльник, бЂльница;

-предметы относящиеся к побелке, отбеливанию: бЂлилинка, бЂлище,

-слова с уменшительно-ласкательным суффиксом: бЂлужка, бЂлильце.

В адъективном блоке содержатся следующие значения:

-принадлежность: бЂлильный (относящийся к побелке), бЂличий, бЂлочный, бЂлосермяжный (из белой сермяги);

-имеющий светлый оттенок: бЂльный, бЂльчатый, бЂлодымчатый, бЂлогубый, бЂлоглазый, бЂлоликий, бЂлообразный, бЂлоризный (носящий белую одежду), бЂлоусый, бЂлохребтый;

-обложенный поземельным сбором: бЂльщеный.

В глагольном блоке отмечаются значения:

-отбеливать, красить — бЂлити;

-выделяться белым цветом — бЂлитися.

Самым многочисленным является субстантивный блок, в нем 41 производных. В адъективном блоке 27, в глагольном 5.

В субстантивном и глагольном блоке преобладает образование производных суффиксальным способом, который в целом является ведущим для этого словообразовательного гнезда. В адъективном блоке кроме суффиксального есть другой способ образования — сложение: бЂлорукий, бЂлосерый и т. д.

Семантико-словообразовательный анализ словообразовательных гнезд с исходным корнем позволяет сделать следующие выводы:

1. Семантико-словообразовательное пространство ЛТГ с корнем «бел» формируется за счет производных слов этой группы.

2. С точки зрения реализации словообразовательных возможностей и в зависимости от структуры, в С Г реализуются в основном атрибутивные значения производных, выделяется два блока: субстантивный и адъективный.

Основными способами образования являются суффиксальный и сложение. Но прямого соответствия увеличения разнообразия значений в зависимости от увеличения количества членов СГ не наблюдается. В глагольном блоке подавляющее число производных — видовые корреляты к глаголам

совершенного вида и дериваты на -ся. На высших ступенях словообразовательного процесса убывает и количество, и разнообразие производных. Набор производных становится все более предсказуемым и почти полностью определяется типом гнезда.

В русском языке, как и в любом другом, важна и интересна националь-но-культурная семантика языка, то есть те языковые значения, которые фик-сируют и транслируют от поколения к поколению особенности русской при-роды, экономики России, общественного устройства, фольклора, художест-венной литературы, искусства, науки, подробности быта и обычаев народа и, т.о. формируют культурное самосознание народа.

В этом плане универсальная ЛТГ, попытка исследования которой была предпринята в данной работе, представляет со-бой материал для реализации заложенных в ней потенциальных воз-можностей.

Семантико-словообразовательный анализ слов с корнем «бел» и со-ставляющих СГ с исходным названием дает возможность отметить, что:

1) в словопроизводстве в данной ЛТГ, в основном, используются тра-диционные словообразовательные типы, форманты и способы образования, хотя структура С Г отличается большим разнообразием сло-вообразовательных значений, выражаемых производными, и способов обра-зования. Некоторые из производных предыдущей ступени имеют нулевую парадигму, другие же, наоборот, активно вовлекаются в процесс словопроиз-водства.

Наибольшая регулярность в словообразовании наблюдается в субстан-тивном блоке у существительных, словообразовательное значение которых -название лица по тому, что называется производящей основой. При этом в образовании производных мужского рода участвует суффикс -ник-, а в обра-зовании производных женского рода — суффикс -ниц- .

Большую роль в значении производных играет значение корня, при-соединение аффикса вносит добавочное значение, но полностью от значения корня не уводит;

2) словообразовательные парадигмы некоторых конкретных СГ пред-ставлены большим количеством словообразовательных значений.

В условиях коммуникативно-прагматической деятельности русского народа постоянно используются ономастический и фразеолого-паремиологический фонд русского языка.

1. Абрамов В.П. Синтагматика семантического поля /В.П.Абрамов. — Ростов-на-Дону. 1992. — 108 с.

2. Алефиренко Н.Ф. Теория языка: введение в общее языкознание. — Вол-гоград: Перемена, 1998. -440 с.

3. Алефиренко Н.Ф. Спорные проблемы семантики. — Волгоград. 1999. -274с.

4. Апресян Ю.Д. Образ человека по данным языка: попытка системного описания / Ю.Д.Апресян // Вопросы языкознания. — 1995. — № 1. — С. 45.

5. Белецкий А.А. Принципы этимологических исследований/ А.А.Белецкий. — Киев, 1950.

6. Березин Ф.М. Общее языкознание: Учеб. пособ. — М.: Просвещение, 1979.-416 с. Березович Е.Л. Русская топонимия в этнолингвистическом аспекте: Дис. . д-ра филол. Наук / Е.Л.Березович. — Екатеринбург, 1998. — 461 с.

7. Булыгина Т.В. Система языковая / Т.В. Булыгина, С.А.Крылов // Лин-гвистический энциклопедический словарь / Под ред. В.Н.Ярцева. — М.: Сов. энциклопедия, 1990. — С.452-454.

8. Быстрова Л.В. К вопросу о принципах и методах выделения лексико- семантических групп /Л.В.Быстрова, Н.Д.Капатрук.,В.В.Левицкий // Филологические науки. — 1980. — № 6.

9. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание / А.Вежбицкая. — М.: Русские словари, 1997. -416с.

10. Мокиенко В.М. Славянская фразеология.- М.:Высшая школа. 1986.

11. Москович В.А. Статистика и семантика. — М., 1969.

12. А.Г.Широковой: Пер. с чеш., словац., англ., франц. -М.: Прогресс. 1978. С. 413.

13. Нерознак В.П. Названия древнерусских городов. — М., 1983.

14. Постовалова В.И. Картина мира в жизнедеятельности человека. // Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира. — М., 1988.

15. Постовалова В.И. Лингвокультурология в свете антропологической парадигмы (к проблеме оснований и границ современной фразеологии) / Фразеология в контексте культуры. — М., 1999,. С. 25 — 33.

16. Прохорова В.Н. Русская терминология (лексико-семантическое слово-образование) М., 1996.

17. Савенкова Л.Б. Русская паремиология: семантический и лингвокультурологический аспекты / Л.Б.Савенкова. — Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского университета. 2002. — 240 с.

18. Серебренников Б.А. Как происходит отражение картины мира в языке. // Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира. — М., 1988.

19. Слесарева И.П. Изучение типологии лексико-тематических групп // Русский язык за рубежом. 1976. № 1.

20. Солнцев В.М. Язык как системно-структурное образование. 2-е изд. -М.,1978.

21. Улуханов И.С. Слова мотивированные формами слов / И.С.Улуханов. //Русский язык в школе. — 1986. — № 4. — С. 76-83.

22. Улуханов И.С. Смысл и значение в словообразовании и лексике / И.С.Улуханов.. // Русский язык в школе. 1992. № 2. — С. 37-40.

23. Улуханов И.С. Единицы словообразовательной системы русского язы-ка и их лексическая реализация / .С.Улуханов. — М.: АО «Астра семь», 1996.-222 с.

24. Уфимцева А.А. Теории «семантического поля» и возможности их при-менения при изучении словарного состава языка / А.А.Уфимцева // Во-просы теории языка в современной зарубежной лингвистике. Изд. АН СССР. 1961.-С. 30-63.

25. Уфимцева А.А. Опыт изучения лексики как системы / А.А.Уфимцева. -М., 1962. Изд. АН СССР.

26. Уфимцева А.А. Слово в лексико-семантической системе языка / А.А.Уфимцева. — М., 1968. — 287 с.

27. Уфимцева А.А. Роль лексики в познании человеком действительности и в формировании языковой картины мира / А.А.Уфимцева // Роль че-ловеческого фактора в языке: Язык и картина мира. — М.: Наука, 1988. -С. 138.

28. Червинский П.П. Семантический язык фольклорной традиции / П.П.Червинский. — Ростов-на-Дону. 1989. — 224 с.

Источник