Меню

существительные с подвижным ударением примеры



Существительные с подвижным ударением примеры

48. УДАРЕНИЕ В СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ

Много ошибок возникает в произнесении имен существительных при их склонении, т. е. изменении по падежам и числам. Необходимо знать, перемещается или не перемещается ударение в данном слове, а если перемещается, то на какой слог. Существуют различные группы существительных в зависимости от устойчивости места ударения в них.

Существительные с неподвижным ударением на основе (н). В перечисленных ниже существительных ударение всегда падает на основу, т. е. не перемещается на окончание при изменении по числам и падежам.

Примеры: досУг, кАпля, кармАн, мИнус, пейзАж, пЕсня, пОчесть, прИбыль, прОфиль, созЫв, срЕдство, и др.

В некоторых словах возможны отклонения от общего правила в предложном падеже единственного числа, если эта форма употреблена с предлогом «в» («во») и имеет окончание – у (-ю). В этом случае ударение передвигается на это окончание: на видУ, в пленУ, во хмелЮ.

Существительные с неподвижным ударением на окончании (о). Если существительные мужского рода в именительном (или винительном) падеже единственного числа не имеют окончания (так называемое нулевое окончание), то ударение вынуждено перемещаться на основу. То же происходит в отдельных словах в форме родительного падежа множественного числа.

Примеры: гарАж, графА, жарА, жгУт, жЕзл, каймА, крЮк, лишАй, ломОть, лыжнЯ, миндАль, мОрж, пОлк, ремЕнь, рубЕж, рУбль, скамьЯ, стопА, ступнЯ, тирАж, утЮг, хОлм, хрустАль, шИп, шУт, юлА, язЫк, янтАрь и др.

Существительные с подвижным ударением.

В русском языке существуют группы существительных с подвижным ударением, которое перемещается с основы на окончание и с окончания – на основу.

Источник

ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН: Русский язык и культура речи: Шпаргалка

НАСТРОЙКИ.

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

Русский язык и культура речи: Шпаргалка

1. ЭЛЕМЕНТЫ И УРОВНИ ЯЗЫКА

Характеризуя язык как систему, необходимо определить, из каких элементов он состоит. В большинстве языков мира выделяются следующие единицы: фонема (звук), морфема, слово, словосочетание и предложение. Единицы языка неоднородны по своему строению: простые (фонемы) и сложные (словосочетания, предложения). При этом более сложные единицы всегда состоят из более простых.

Самая простая единица языка – это фонема, неделимая и сама по себе незначимая звуковая единица языка, служащая для различения минимальных значимых единиц (морфем и слов).

Минимальная значимая единица – морфема (корень, суффикс, приставка, окончание). Морфемы имеют какое-либо значение, но самостоятельно употребляться еще не могут. Например, в слове москвичка четыре морфемы: москв-, -ич-, -к-, -а.

Относительной самостоятельностью обладает слово – следующая по степени сложности и важнейшая единица языка, служащая для наименования предметов, процессов, признаков или указывающая на них. Слова отличаются от морфем тем, что они не просто имеют какое-либо значение, но уже способны что-то называть, т. е. слово – это минимальная номинативная (назывная) единица языка. В структурном плане она состоит из морфем и представляет собой «строительный материал» для словосочетаний и предложений.

Словосочетание – соединение двух слов или более, между которыми имеется смысловая и грамматическая связь. Оно состоит из главного и зависимого слов: новая книга, ставить пьесу (главное выделено).

Наиболее сложной и самостоятельной единицей языка, с помощью которой можно уже не только назвать какой-то предмет, но и что-то сообщить о нем, является предложение – основная синтаксическая единица, которая содержит сообщение о чем-либо, вопрос или побуждение. Важнейшим формальным признаком предложения является его смысловая оформленность и законченность. В отличие от слова – единицы номинативной (назывной) – предложение является единицей коммуникативной.

Современные представления о системе языка связаны прежде всего с учением о его уровнях, их единицах и отношениях. Уровни языка – это подсистемы (ярусы) общей языковой системы, каждая из которых обладает набором своих единиц и правил их функционирования. Традиционно выделяются следующие основные уровни языка: фонемный, морфемный, лексический, синтаксический.

Каждый из уровней языка обладает своими, качественно отличными единицами, имеющими разные назначение, строение, сочетаемость и место в системе языка: фонемный уровень составляют фонемы, морфемный – морфемы, лексический – слова, синтаксический – словосочетания и предложения.

2. РАЗДЕЛЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ

Строение каждого уровня, отношения единиц между собой являются предметом изучения разделов языкознания – фонетики, морфологии, синтаксиса лексикологии.

Фонетика (от греч. phone – звук) – раздел языкознания, изучающий звуки языка, их акустические и артикуляционные свойства, законы их образования, правила функционирования (например, правила сочетаемости звуков, распределения гласных и согласных и т. д.).

Морфемный и синтаксический уровни языка изучаются двумя лингвистическими дисциплинами – морфологией и синтаксисом. Морфология и синтаксис объединяются, составляя два относительно самостоятельных раздела, в более общую лингвистическую науку – грамматику – раздел языкознания, содержащий учение о формах словоизменения, строении слов, видах словосочетаний и типах предложения.

Морфология – раздел грамматики, изучающий морфемный состав языка, типы морфем, характер их взаимодействия и функционирования в составе единиц более высоких уровней.

Синтаксис – раздел грамматики, изучающий закономерности построения предложений и сочетания слов в словосочетании. Включает в себя две основные части: учение о словосочетании и учение о предложении.

Лексикология – это раздел языкознания, изучающий слово и словарный состав языка в целом. Лексикология включает в себя следующие разделы:

• ономасиология – наука, исследующая процесс называния. Ономасиология отвечает на вопрос, как происходит называние, присвоение имен предметам и явлениям внешнего мира;

• семасиология – наука, изучающая значения слов и словосочетаний. Семасиология исследует смысловую сторону языковой единицы, сопоставляя ее с другими единицами того же уровня. Она показывает как в единицах языка (словах) отображается внеязыковая действительность;

• фразеология – наука, изучающая устойчивые обороты речи языка, природу фразеологизмов, их типы, особенности функционирования в речи. Выявляет специфику фразеологизмов, особенности их значения, отношений с другими единицами языка. Она разрабатывает принципы выделения и описания фразеологических единиц, исследует процессы их образования;

• ономастика (от греч. onoma – имя) – наука, изучающая имена собственные в широком смысле слова: географические названия изучает топонимика, имена и фамилии людей – антропонимика;

• этимология – наука, изучающая происхождение слов, процесс формирования словарного состава языка. Этимология объясняет, когда, в каком языке, по какой словообразовательной модели возникло слово, каково было его первоначальное значение, какие исторические изменения оно претерпело;

• лексикография – наука, занимающаяся теорией и практикой составления словарей. Разрабатывает общую типологию словарей, принципы отбора лексики, расположения слов и словарных статей.

3. ЯЗЫКОВЫЕ ЗНАКИ

Язык – это система знаков любой физической природы, выполняющая познавательную и коммуникативную функции в процессе человеческой деятельности. Языки разделяются на естественные (возникают вместе с человеком и развиваются естественным путем) и искусственные (знаковые системы, созданные человеком как вспомогательные средства для разных коммуникативных целей в тех областях, где применение естественного языка затруднено, невозможно или неэффективно).

Знак– это материальный предмет (в широком смысле слова), выступающий в процессе познания и общения в качестве представителя или заместителя некоторого другого предмета, явления и используемый для передачи информации.

В семиотике (наука, изучающая знаковые системы) различают два типа знаков: естественные (знаки-признаки) и искусственные (условные). Естественные знаки (знаки-признаки) содержат информацию о предмете (явлении) вследствие естественной связи с ними (дым в лесу может информировать о разведенном костре), являются частью тех предметов или явлений, которые люди воспринимают и изучают (видим снег и представляем зиму). Искусственные (условные) знаки предназначены для формирования, хранения и передачи информации, для представления и замещения предметов и явлений, понятий и суждений; коммуникативные (знаки-информаторы).

Знаки-сигналы несут информацию по условию, договоренности и не имеют никакой естественной связи с предметами (явлениями), о которых они информируют. Сигнал – это звуковой, зрительный или иной условный знак, передающий информацию. Сам по себе сигнал не содержит информацию – информацию содержит знаковая ситуация (звонок в квартире – сигнал, приглашающий открыть дверь), т. е. сигнал зависит от ситуации.

Знаки-символы несут информацию о предмете (явлении) на основе отвлечения от него каких-то свойств и признаков (герб – изображение какого-либо предмета как признака принадлежности определенному государству, городу). Содержание символа наглядно, он

Источник

49. Подвижное ударение в именах существительных (типы 1-3)

Различают пять типов подв. ударения в именах существительных.

Тип 1. Ударение с основы существительного единств. числа перемещается на окончание существительного множ. числа.

Примеры: бАл, бОрт, вАл, вЕер, вЕнзель, гОд, гОл, дирЕктор, дОктор, крУг, лАгерь, Округ, Ордер, пАрус, сОболь, стрОй, сУп, тОн, тОполь, тОрг, хОд, хОр, чАй, шкАф, штАб и др.

Если какое-либо из существительных этого типа используется в предл. падеже с окончанием — у, то ударение перемещается на это окончание: на балУ, в борУ, на валУ, в кругУ, в годУ, в шкафУ.

Тип 2. Ударение с основы существительного единств. числа и в имен. падеже (а также в вин., если существительное неодушевленное) множ. числа перемещается на окончание в косв. падежах множ. числа.

Второй тип почти полностью повторяет первый, за исключением ударения в имен. падеже множ. числа.

Примеры: вЕдомость, вОлк, дОлжность, звЕрь, кАмень, кОрень, крЕпость, мЕлочь, нОвость, Обруч, пАрень, пОвесть, прОповедь, скАтерть, скОрость, тЕнь, цЕрковь, чЕтверть, щЕль и др.

Тип 3. Ударение с окончания существительного единств. числа перемещается на основу существительного множ. числа.

Третий тип подвижного ударения противоположен второму типу.

Примеры: вдовА, грозА, змеЯ, иглА, избА, кольцО, лунА, окнО, осА, свиньЯ, семьЯ, сестрА, скалА, совА, соснА, стеклО, стрекозА, строфА, тюрьмА, уздА и др.

50. Подвижное ударение в именах существительных (типы 4-5)

Тип 4. Ударение с окончания существительного единств. числа перемещается на основу существительного в 3 падежах множ. числа — именительном, родительном и винительном. В ост. падежах существительного множ. числа (дательный, творительный и предложный) сохраняется ударение на окончании.

Этот тип имен существительных характеризуется колебаниями в ударении под влиянием предш. типа.

Примеры: блохА, бороздА, губА, железА, межА, полосА, серьгА, сковородА, слободА, строкА, тропА.

Допустимы колебания ударения в существительном в винит. падеже единств. и множ. числа. В словарях и грамматиках нередко признаются правильными оба варианта: бОрозду и бороздУ; жЕлезу и железУ; пОлосу и полосУ; скОвороду и сковородУ; стрОку и строкУ. Допустимыми считаются варианты: вОлнами — волнАми, бОроздами — бороздАми, жЕлезами — железАми.

Тип 5. Ударение в существительном единств. числа с окончания перемещается на основу существительного в винит. падеже. Во множ. числе схема перемещения ударения неустойчива: в одних словах ударение перемещается, как в четвертом типе, в других — остается на основе.

Примеры: бородА, боронА, головА, горА, душА, землЯ, зимА, порА, рекА, спинА, средА, стенА, сторонА, ценА, щекА.

И в этой группе существительных нередки колебания ударений: вОдам — водАм, вОдах — водАх, дУшам — душАм, дУшами — душАми, рЕкам — рекАм, рЕками — рекАми, стЕнам — стенАм.

Некоторые предлоги, как уже говорилось, принимают на себя ударение, и тогда след. за ним слово (существительное или числительное) оказывается безударным. Чаще всего ударение перетягивают на себя следующие предлоги.

НА на воду, на ногу, на руку, на спину, на зиму, на душу, на стену, на голову, на сторону, на берег, на год, на дом, на нос, на угол, на ухо, на день, на ночь, на два, на три, на шесть, на десять, на сто;

Читайте также:  склонение существительных единственного числа 1 склонение мама

ЗА за воду, за ногу, за волосы, за голову, за руку, за спину, за зиму, за душу, за нос, за год, за город, за ухо, за уши, за ночь, за два, за три, за шесть, за десять, за сто;

ПОД под ноги, под руки, под гору, под нос, под вечер;

ПО по морю, по полю, по лесу, по полу, по носу, по уху, по два, по три, по сто, по двое, по трое;

ИЗ из лесу, из дому, из носу, из виду;

Источник

Читальный зал

Наука и жизнь

Русский язык в школе

Русский язык за рубежом

Русская речь

Мир русского слова

Журнал «Грамоты.ру»

Исследования и монографии

Конкурсные публикации

Русский язык в школе

Об ударении в русском языке. Часть 2

Проф. Р. И. Аванесов

7. Ударение подвижное и неподвижное

Разноместное ударение русского язы­ка в одних категориях слов бывает неподвижным , т. е. при образовании грамматических форм слова всегда ос­таётся на одном и том же месте, в других – подвижным и при образо­вании различных грамматических форм переносится с одного слога на другой, с одной части слова на другую. В этом последнем случае подвижность ударе­ния используется для образования и различения грамматических форм. При этом надо иметь в виду, что ударение в русском языке является обычно до­бавочным, вспомогательным граммати­ческим средством, которое лишь сопро­вождает основное средство образования грамматических форм русского языка – аффиксацию. Таким образом, разные формы одного и того же слова, отлича­ясь друг от друга местом ударения, в то же время отличаются обычно и раз­личными аффиксами (большей частью разными окончаниями).

Например, ударение в словах тов а ­рищ, больн о й, в и жу не используется в качестве грамматического средства, потому что оно неподвижное – оно остаётся на одном и том же месте во всех формах каждого из этих слов. Ср. тов а рищу, тов а рищем, тов а рищи, то­ в а рищей, тов а рищами и т. д.; больн о го, боль н о му, больн ы м, больн ы е, больн ы х, больн ы ми и т. д.; в и дишь, в и дит, в и дим, в и дят, в и дел, в и девший и т. д.

Напротив, если ударение подвижное, то оно служит одним из средств разли­чения грамматических форм слова. На­пример, у многих существительных раз­личение единственного и множествен­ного чисел достигается не только си­стемой падежных окончаний, но и мес­том ударения. Так, у слов г о род, ст о рож, г о лос, б е рег, п а рус, о стров, уч и тель, нос, воз, долг, стог, пар, шар, грош, п о езд, п о яс, рог, дар, чай, п о греб, глаз, сад, бор, пол, зять, муж, зонт, бал, бас, рой, ряд, пуд, торг, сл о во, пр а во, д е ло, т е ло, о блако, п о ле, м о ре и многих других ударение в единственном числе падает на основу, а во множественном – на окончание. Ср. г о рода, г о роду, г о родом, в г о роде, но го­ род а , город о в, город а м, город а ми, в город а х; или: сл о во, сл о ва, сл о вом и т. д., но слов а , слов а м, слов а ми и т. д.

У других существительных, наоборот, в единственном числе ударение падает на окончание, а во множественном чис­ле – на основу. Таковы, например, су­ществительные пятн о , седл о , окн о , весл о , крыл о , зерн о , стекл о , колес о , ядр о , бревн о , сел о , пер о , сук­н о , вин о , ведр о , копьё, ружьё, гнезд о , лиц о , бедр о , решет о , колес о , долот о . Ср: пятн о , пят­н а , пятн у , пятн о м, в пятн е , но п я тна, п я тен п я тнам, п я тнами, в п я тнах.

У ряда существительных в формах единственного числа и в именительном падеже множественного числа ударение падает на основу, а в остальных фор­мах множественного числа – на окон­чание, например к а мень, к о рень, гость, волк, зверь, с о боль, л е бедь, г о лубь, н о готь, к о готь, дверь, л о шадь, мать, смерть и др. Ср. к а мня, к а мню, к а м­нем, в к а мне, к а мни, но камн е й, камн я м, кам­н я ми, в камн я х; у дв е ри, к дв е ри, о дв е ри, дв е рью, дв е ри (им. пад. мн. ч.), но двер е й, двер я м, двер я ми, о двер я х.

Ряд существительных, имеющих во­обще в единственном числе ударение на основе, образует особую форму местного падежа с переносом ударения на окончание, например б е рег, бок, стог, глаз, нос, бор, пол, снег, ряд, пост, дверь, степь, кровь, кость, ночь, тень. Ср. на берег у , в бок у , стог у , глаз у , но­с у , бор у , на пол у , в снег у , ряд у , на пост у ; на двер и , в степ и , в кров и , в кост и , в ноч и , в те­н и , но о б е реге, при ст о ге, о н о се, о сн е ге, при дв е ри, о ст е пи, о кр о ви и т. д.

Многие существительные женского рода на — а в отличие от прочих форм единственного числа, имеющих ударе­ние на окончании, образуют форму ви­нительного падежа с переносом ударе­ния на основу (если основа неоднослож­ная, то на первый её слог). Таковы, на­пример, слова нога, вода, рука, изба, щека, гора, доска, спина, зима, душа, стена, земля. Ср. ног а , ног и , ног е , ног о й, но н о гу; в о ду, р у ку, и збу, щё­ку, г о ру, д о ску, сп и ну, з и му, д у шу, ст е ну, з е м­лю.

Подвижное ударение имеется и у многих глаголов. Если ударение глаго­ла в 1-м лице единственного числа па­дает на основу, то в личных формах этого глагола ударение неподвижное (например, м о ю, пл а чу, стр о ю). Если же ударение глагола в 1-м лице единственного числа падает на окончание, то в русском языке различается два ти­па – с неподвижным ударением на лич­ных формах (нес у , несёшь. нес у т; сол ю , сол и шь. сол я т) и с подвиж­ным ударением: в последнем случае ударение падает в 1-м лице единствен­ного числа на окончание, в остальных личных формах — на основу. Таковы, например, многие глаголы как 2-го, так и 1-го спряжения: крош у , кош у , служ у , суж у , уч у , любл ю , куп­л ю , ловл ю , копл ю , вар ю , цен ю ; кол ю , пор ю , мел ю , трепл ю , дремл ю , пиш у , пляш у , скач у , ищ у , плещ у , стел ю и др. Ср.: прош у – пр о ­ сишь. пр о сят, кол ю – к о лешь. к о лют.

У глаголов 2-го спряжения с по­движным ударением в личных формах форма второго лица множественного числа настоящего-будущего времени отличается от соответствующей формы повелительного наклонения только уда­рением. Ср. пр о сите – прос и те, х о ди­ те – ход и те, к у пите – куп и те и т. д. У глаголов же с неподвижным ударе­нием на окончании эти формы совпада­ют: формы сол и те, звон и те, сид и те, лет и те, вел и те, молч и те и др. пред­ставляют собой формы 2-го лица мно­жественного числа как настоящего вре­мени, так и повелительного наклонения.

Определённая категория глаголов в прошедшем времени, имеющая ударе­ние на основе, образует форму женско­го рода с переносом ударения на окон­чание. Таковы глаголы был, лил, пил, вил, ткал, лгал, врал, брал, драл, ждал, рвал, звал и др. Ср.: брал, бр а ло, бр а ли, но брал а ; был, б ы ло, б ы ли, но был а ; лил, л и ло, л и ли, но лил а и т. д.

Аналогичное явление наблюдается в страдательных причастиях прошедшего времени: пр о дан, пр о дано, пр о даны, но продан а ; пр и ­нят, пр и нято, пр и няты, но принят а ; пр о ­жит, пр о жито, пр о житы, но прожит а .

Подвижное ударение может быть и у кратких прилагательных: с ударением на окончании в форме женского рода и с ударением на основе в остальных формах. Например: слаб, сл а бо, сл а бы, но слаб а ; глуп, гл у по, гл у пы, но глуп а ; прав, пр а во, пр а вы, но прав а ; сыт, с ы то, с ы ты, но сыт а ; м о лод, м о лодо, м о лоды, но молод а ; а также гл у хи – глух а , т у пы – туп а , т и хи – тих а , г о рды – горд а , ч и сты – чист а , п у сты – пуст а , в е селы – весе­л а , дёшев – дешев а и т. д.

От двусложных прилагательных с ударением на корне сравнительная сте­пень с суффиксом -ее (-ей) образуется при одновременном переносе ударения на первый слог суффикса. Ср. н о вый – нов е е, б е лый – бел е е, гл у пый – глуп е е, м и лый – мил е е, см е лый – смел е е, жёл­тый – желт е е, д о брый – добр е е, у мный – ум­н е е, т о чный – точн е е, ск у чный – ску чн е е, стр а шный – страшн е е, п о здний – поздн е е и т. д.

Подвижность ударения как средство различения грамматических форм необ­ходимо отличать от тех случаев, когда перенос ударения обусловлен опреде­лёнными внешними причинами. Так, на­пример, если одна из форм слова, имеющего постоянное ударение на окон­чании, образуется без окончания, то, ес­тественно, в этой форме ударение падает на основу. Здесь перенос ударения, так сказать, вынужденный. Например: полк а , полк у , полк о м, но полк: бык а , бык у , бык о м, но бык; слов а , слов а м, слов а ми, но слов (род. пад. мн. ч.); мест а , мес­т а м, мест а ми, но мест; несл а , несл о , несл и . но нёс; могл а , могл о , могл и , но мог.

Читайте также:  педагог какой род существительного

Различие в месте ударения в подоб­ных случаях не имеет грамматического значения, поскольку оно вынужденное, обусловленное отсутствием окончания в одной из форм слова. Поэтому уда­рение в таком, например, слове, как стол, стол а , стол у , стол ы , стол о в и др. с грамматической точки зрения сле­дует расценивать как неподвижное, по­стоянное.

Естественно, что в языках с фикси­рованным местом ударения последнее не может служить средством различе­ния грамматических форм.

8. Ударение и звуковое качество фонем слова

В силу охарактеризованных выше ка­честв русского ударения, в особенно­сти его разноместности и подвижности, ударение в русском языке не только является признаком слова, но является индивидуальным признаком слова. Это значит, что ударение наряду с совокупностью фонем образует слово. Напри­мер, в формах множественного и един­ственного числа р у ки (им. пад.) и рук и (род. пад.) смысловая разница зависит только от места ударения. При этом не подлежит сомнению, что в обоих случаях корневая морфема (рук-) тождественна, равна сама себе. Это значит, что в обоих случаях эта морфема со­стоит из одного и того же последователь­ного ряда фонем ( р + у + к ), к которо­му в первом случае прибавляется уда­ренность корневого -у-, в то время как во втором случае ударенность прибав­ляется к гласной флексии -и. Таким образом, ударение не является фонемой или признаком фонемы, а характеризу­ет слово в целом. Ударение подчёрки­вает, выделяет один из слогов слова и через это одну морфему, которая противопоставляется другим морфе­мам того же слова. Ударение яв­ляется в русском языке весьма важным смыслоразличительным признаком слова, который добавляется к составу фонем слова, являющихся основным средством различения слов по смыслу. Это значит, что, например, сло­во р у ки состоит не из элементов р + у + к + и , а из элементов р + у + к + и + ударение на у , т. е. ударенность основы при безударности флексии; точно так же слово рук и состоит не из элементов р + у + к + и , а из элементов р + у + к + и + ударение на и , т. е. уда­ренность флексии при безударности основы.

Система русского ударения, т. е. мес­то его по отношению к морфологиче­скому составу слова, весьма сложна и требует ещё тщательного изучения.

Таким образом, ударение в русском языке является своего рода надстрой­кой над составом фонем слова. Особен­но важно отметить, что эта надстройка в значительной мере определяет, так сказать, звуковую модель слова в от­ношении его вокализма. Именно место ударения прежде всего обусловливает реализацию гласных фонем данного фо­нетического слова в тех или иных из своих разновидностей. Например, в од­ной и той же корневой морфеме дом фонема о может выступить то в своём основном виде (если ударение падает на корневую гласную слова), то в своём варианте а (если ударение падает на флексию и корневая гласная оказы­вается в 1-м предударном слоге), или варианте ъ (если ударение падает на предшествующую морфему и корневая гласная оказывается в заударном слоге, а также если ударение падает на по­следующую морфему, но так, что кор­невая гласная оказывается во 2-м пред­ударном слоге): д о м, д о м’ик; д а м а , д а м о ф; п о д ъ му; д ъ мас’ е т.

Сказанное относится не только к кор­невым морфемам, но и ко всем другим. Ср., например, различное вокальное оформление флексии — ом в зависимо­сти от места ударения (флексия эта звучит как — ом или — ъм : ср. стал о м и д о мъм), флексии — ам , звучащей как — ам или — ъм (пъ-д’ел а м и па-с’ о лъм), суффикса — ов , звучащего как — ов или — ъв (сасн о въй и б’ер’ о зъвъй) и т. д.

9. Безударные и слабоударяемые слова

Большая часть служебных слов и частиц, как уже было отмечено, не имеет на себе ударения. Одни из них (предлоги и союзы) являются проклитиками, т. е. предударными словами (например, на дор о ге), другие, меньшая часть, – энклитиками, т. е. послеударны­ми словами (например, я -то зн а ю).

Проклитиками являются обычно одно­сложные предлоги и союзы, которые примыкают к следующему за ними само­стоятельному слову. Например: на гор е , на сторон е , от бр а та, при двор е , ко мн е , со мн о й, во мн е , под д е рево; ни я , ни бр а т; и я , и сестр а ; то д о ждь, то сн е г; сказ а ли, что сестр а при е хала.

Односложные частицы являются эн­клитиками. Например: скаж и — ка , кт о — то , я же говор и л, он и ведь прид у т, прид у т ли они.

Некоторые односложные предлоги не­редко принимают ударение на себя, и тогда безударным оказывается следую­щее за ним самостоятельное слово, так что и в этом случае предлог вместе с самостоятельным словом имеют одно ударение. Это бывает обычно тогда, ког­да существительное имеет подвижное ударение. Чаще всего в литературном языке принимают на себя ударение пред­логи на, под, по, за, из, без: н а воду, з а воду, п о воду (ср. вод а – в о ду), п о д гору, н а гору (ср. гор а – г о ру), п о лесу, и з лесу (ср. л е са, л е су – лес а , лес о в), н а море, з а морем, п о морю (ср. м о ре – мор я ); н а зиму (ср. зи­м а – з и му), н а сторону (ср. сторон а – ст о ро­ ну), б е з вести (ср. в е сти – вест е й), б е з чет­верти (ср. ч е тверти – четверт е й), н а два, н а три, п о два, п о три, з а пять, з а десять, н а сорок, п о д сорок.

Двусложные и трёхсложные союзы обычно употребляются с ударением, но оно у них более слабое, чем у само­стоятельных слов. Такое ударение на­зывается слабым , или побочным , а соответствующие слова – слабоуда­ряемыми . Например: е сли м о жно, узн а йте; когд а узн а ете, ска­ж и те; сказ а ли, б у дто придёт; ласк а лся, сл о в­но ребёнок; ухож у , потом у что обещ а л.

Двусложные предлоги различны в от­ношении наличия или отсутствия у них побочного ударения. Одни из них всег­да безударны. Таковы сложные предло­ги из-за, из-под (например, из-за л е са, из-под стол а ); предлоги с беглым о- (например, подо, надо, изо; трехслож­ный передо ): подо мн о й, надо мн о й, обо мн е , обо вс е х, изо вс е х, передо мн о й (произносится: пъдамн о j; нъдамн о j; абамн’ е ; абафс’ е х; изафс’ е х; п’ьр’ьдамн о j ). Другие могут иметь побочное ударе­ние, но могут быть и безударны. На­пример: перед отходом (произносится п’ьр’ьдатх о дъм или п’ е р’ьт атх о дъм ), между городами (произносится мьждугърад а м’и или м е жду гърад а м’и ) , через дорогу (произносится ч’ьр’ьздар о гу или ч’ е р’ьз дар о гу ) . Некоторые двусложные предлоги всегда имеют побочное ударе­ние: таков, например, предлог кроме (никт о , кр о ме теб я ), а также двуслож­ные и трёхсложные предлоги, происшед­шие из наречий. Например: скаж у п о сле ур о ка, б е гали круг о м д о ма, е хали м и мо дер е вни, собрал о сь о коло д о ма, столп и лись вокр у г уч и теля, останов и лись напр о тив изб ы , стал попер ё к дор о ги.

Эти слова в качестве предлогов имеют ударение, по своей полновесности близ­кое к обычному ударению самостоятель­ных слов. Однако в этом своём качестве они не являются обычно носителями такто­вого или фразового ударения. Напротив, те же слова в наречном употреблении могут быть носителями такого ударения. Ср. скаж у п о сле , прошл и м и мо , живёт о ко­ло (т. е. близко), осмотр е лся круг о м , живёт напр о тив , стал поперёк .

Односложный предлог сквозь имеет побочное ударение, когда он находится перед безударным слогом следующего слова, например лун а св е тит сквозь облак а (скв о с’ аблак а ). Находясь же перед ударенным слогом следующего слова, этот предлог может не иметь ударения, но тем не менее гласный о предлога не подвергается изменениям, свойственным гласным предударного сло­га: сочетание сквозь облако произно­сится скв о с’ — о блъкъ или сквос’ о блъкъ.

Союз чтобы в отличие от сочетания с местоимением что бы ударения не имеет, всегда являясь проклитикой: со­четание сказал, чтобы пришли произ­носится – сказ а л, штъбы пр’ишл’ и ; сравни: дам тебе, что бы ты ни просил (произносится шт о -бы -ты-н’и-прас’ и л). Безударен также односложный союз что в отличие от местоимения что. При этом надо заметить, что союз что в пер­вом предударном слоге, как и в других предударных, произносится с гласным ъ (в книжном произношении возможно о ), но никогда не с гласным а , который нормально выступает вместо о в пер­вом предударном слоге: я не знал, что брат приедет (произносится: штъ бр а т или што бр а т ) Ср. с местоимением что: я не знал, чт о им сказать (произно­сится шт о им).

Односложные союзы то – то и но обычно не носят на себе ударения, но тем не менее как в первом, так и в других предударных слогах произносятся со звуком о (а не а или ъ ): то дождь, то снег; то приходит, то уходит – обычно произносится: то д о ш’, то с’н’ е к; то пр’их о д’ит, то ух о д’ит ; но т ы -то об э том зн а л; но б ы ло светл о ; но уж е б ы ло светл о (произносится: нот ы ; ноб ы лъ; ноуж е ).

Читайте также:  два существительных это словосочетание

Некоторые категории местоимений всегда имеют обычное ударение само­стоятельного слова. Таковы, например, вопросительные местоимения (кто, что, который, какой, чей) и отрицательные местоимения н е кого, н е чего. Другие местоимения часто употребляются и с побочным ударением. Например: на вокз а ле мен я встр е тили тов а рищи; у ег о сестр ы мн о го книг; мо е й сестр е д е сять лет; э того челов е ка я не зн а л; вс е м ученик а м сообщ и ли отм е тки; вз я лся не с тог о конц а ; побочное ударение могут иметь относи­тельные слова: подъ е хали к д о му, ко­т о рый сто я л на кра ю дер е вни. Неко­торые местоимения в живой речи могут быть и безударными (обычно энклитиками): кт о это сделал (кт о — ьтъ з’д’ е лъл), знаем мы вас (зн а им- мы в а с), куда вы бежите (куд а — вы б’ьж ы т’ь).

Слабоударяемой может быть связка быть: в е чер б ы л сух о й и тёплый, у тро б ы ло мор о зное. Слово было в определённом употреблении является безударным (энклитикой): пришёл было вчера, он было пришёл вчера (произносится: пр’иш о л былъ ф’ч’ьр а , о н былъ пр’иш о л ф’ч’ьр а ).

Слово бывало в определённом употреблении в силу своего большого объё­ма не бывает лишено ударения, но имеет ударение побочное, более слабое, чем обычное словесное ударение, ср. придёт быв а ло ко мн е и говор и т. Безударным часто бывает слово брат, употреблён­ное в качестве обращения, ср. ты, брат, не заговаривай мне зубы (произносится т ы брът ).

Таким образом, кроме слов, имеющих обычное ударение, и слов безударных, выделяется ещё третья категория – слов слабоударяемых или могущих быть сла­боударяемыми. Обычное ударение име­ют самостоятельные слова, безударны­ми могут быть слова служебные. Слабоударяемыми же являются – если оста­вить в стороне те служебные слова, ко­торые имеют побочное ударение в силу своего большого объёма, многосложно­сти, – слова, образующие как бы про­межуточную группу между категория­ми самостоятельных слов и служебных. Именно таковы предлоги, наречия, место­имения, связка. Слабоударяемыми бывают часто также числительные в опре­делённом употреблении.

10. Побочное ударение слова

Выше было указано, что каждое само­стоятельное слово имеет одно ударение. Однако имеются слова (обычно много­сложные, большие по объёму), которые имеют или хотя бы могут иметь два ударения – наряду с основным, обычным словесным ударением, второе –побоч­ное. Сюда относятся чаще всего слож­ные слова, образованные путём сложе­ния двух основ. Ср., например, и долопокл о нник, ж е ртвопринош е ние, ч ё рносмор о диновое и т. д. Впрочем, те же слова обычно можно произносить и с одним ударением – без побочного. Вопрос этот совершенно не изучен, по­этому ниже ограничимся лишь несколь­кими предварительными замечаниями.

При наличии в слове двух ударений побочное бывает первым (ближе к на­чалу слова), а основное вторым (ближе к концу слова). Чем более новым или необычным, чем более книжным по сво­ему характеру или относящимся к специальному языку является сложение, тем в большей степени можно ожидать двух ударений – наряду с основным по­бочного. Ср., например, кл я твопреступ­л е ние, гальв а нопл а стика, р а диопри ё м­ник. Точно так же чем ощутительнее в смысловом отношении является первая часть сложения, тем больше оснований ожидать второго побочного ударения. Ср. возможное произношение: кор а блекруш е ние, подк о вообр а зный, т ё мно-зел ё ный. Поэтому в тех случаях, когда сложение основ вообще в слове мало ощущается или когда не выделяется в смысловом отношении первая часть сложения, или она выделяется слабо, побочное ударение обычно не наблюдается. Ср. подобостр а стный, самосто я ­тельный, еженед е льный, благод у шный, достов е рный и т. д. Наконец, чем дальше отстоит основное ударение от места возможного побочного ударения, тем опять-таки в большей степени можно ожидать двух ударений в слове. Ср., например, льнов о д (с одним ударе­нием) и льн о тереб и лка (с возможным вторым, побочным ударением), земле­д е лец (с одним ударением) и з е млевла­д е лец (с возможным вторым, побочным ударением), вр е мяпрепровожд е ние, с а ­харовар е ние, хл о пкоочист и тельный. Во многих случаях наличию побочного уда­рения рядом с основным содействует не одно из указанных условий, а два или все: ср. карт о фелекоп а лка – сло­во относится к специальному словарю сельскохозяйственной техники, обе основы чётко выделяются, основное ударение отделено от места побочного ударения тремя слогами.

Наличие побочного ударения в неко­торых случаях, обычно вне указанных условий, характеризует просторечный стиль речи: ср. произношение по е хала в Ст а лингр а д, жил а в Л е нингр а де, в о бщеж и тии.

Побочное ударение наблюдается так­же во многих сложносокращённых сло­вах, представляющих собой сложение части первого слова с полным вторым словом: пр о фдвиж е ние, пр о фбил е т (но обычно профсо ю з ) , п а ртбил е т, партуч ё ба, аг и тбриг а да, аг и тколлект и в.

11. Колебания в ударении

Сложная система русского ударения имеет свои исторические корни, уходящие в глубокую древность. Неодинако­ва была история ударения в разных русских диалектах. Между тем известно, что в состав литературного языка вошли элементы, восходящие к разным русским диалектам. Поэтому естественно наличие в нём некоторых колебаний в ударении, двойственность. Например, в определён­ной категории существительных жен­ского рода на -а с ударением на флек­сии в северновеликорусских говорах свойственен перенос ударения на осно­ву в вин. пад. ед. ч. (ср. рук а – р у ку, н о га – н о гу, сторон а – ст о рону, вод а – в о ду и т. д.). Напротив, в типичных южновеликорусских говорах соответ­ствующие слова и в вин. пад. ед. ч. имеют ударение на флексии: рук у , но­г у , сторон у , вод у и т. д. Литературно­му языку в этой категории случаев в общем свойственно ударение северновеликорусское (ср. вышеприведённые примеры).

Однако в некоторых случаях нали­чествует колебание или даже усвоено южновеликорусское ударение. Ср., на­пример, допускаемые в литературном языке ударения сковород у при ск о воро­ду, весн у и вёсну, ср. также литератур­ные ударения овц у , коз у , сосн у при диа­лектных о вцу, к о зу, с о сну и т. д. Колеба­ния в ударении появляются также при заимствовании слов из других языков. Они зависят, между прочим, от того, откуда идёт заимствование и какими путями. Так, например, неправильные ударения док у мент, инстр у мент, ст о ­ляр объясняются польским посредством при усвоении этих слов (как известно, польскому языку свойственно фиксиро­ванное ударение на предпоследнем сло­ге слова).

Литературный язык стремится избе­жать колебаний. При наличии их не­редко один из вариантов санкциони­руется как соответствующий норме, другой изгоняется как неправильный. Если же сохраняются оба варианта, то они постепенно дифференцируются в своих значениях – приобретают разную стилистическую окраску (примеры см. выше), разное грамматическое значение (например, м а ло и мал о ) или разное лексическое значение (ср., например, ши­роко распространённую, хотя и не при­знанную правильной, дифференциацию кв а ртал – во временном значении и кварт а л – в пространственном).

В тех случаях, когда по тем или дру­гим причинам колебание в ударении сохраняется, а смысловая дифференциа­ция отсутствует, появляется то, что можно назвать нейтрализацией ударения как смыслоразличительного средства: ср. тв о рог и твор о г, и наче и ин а че, пр о бил и проб и л, и здавна и издавн а , бр о ня и брон я и т. д.

12. Ударение и преподавание русского языка

Ударение при преподавании русского языка имеет весьма большое значение. Как известно, с ударением связан один из важнейших отделов правописания, а именно: правописание безударных гласyых. Обучение литературному ударению имеет большое значение в работе по развитию речи, по повышению культуры русского языка. Большое место зани­мает ударение в борьбе учителя с остат­ками диалектного или просторечного произношения. Ср. такие ударения, как д о быча вм. доб ы ча, о тчасти вм. отч а сти, средств а вм. ср е дства, добровольные обществ а , добровольных общ е ств вм. о бщества, о бществ, пол о жил вм. полож и л, единств о вм. ед и нство, д о говор вм. догов о р, пр и говор вм. пригов о р, м о лодежь вм. моло­дёжь, а рбуз вм. арб у з, ц ы ган вм. цыган; ср. частое употребление страдатель­ных причастий прошедшего времени типа разрешёна, запрещёно, окружёны в женск. и ср. родах ед. ч. и во мн. числе с ударением на предпоследнем слоге и т. д. Еще большее место занимают вопросы ударения в работе учителя, направленной на усвоение учащимися слов иноязычного происхождения (ср. такие неправильные ударения, как док у мент, инстр у мент, кв а ртал. маг а зин, пр о цент, п о ртфель, к и но, кил о метр, р о ман, техник у м, пр е зидиум, г е ктар, ф а рфор вместо докум е нт, инструм е нт, кварт а л, магаз и н, проц е нт, портф е ль, кин о , килом е тр, ром а н, т е х­никум, през и диум, гект а р, фарф о р ).

Особенно большое значение имеют вопросы ударения при преподавании русского языка нерусским. Разноместность русского ударения и его возмож­ная подвижность при образовании грам­матических форм, соединённая с отсут­ствием обозначения ударения в печати, делают его для учащихся-нерусских исключительно трудным, если учитель не ведёт систематической и планомер­ной работы по практическому освоению учащимися русского ударения.

При работе над ударением необходи­мо постоянно обращаться к словарям и грамматикам. К сожалению, в грамма­тиках русского языка обычно ударению уделяется недостаточное внимание. Боль­шую помощь в работе учителя здесь окажет «Толковый словарь русского языка» под ред. Д. Н. Ушакова, где даются систематические указания не только на ударение каждого слова в его исходной форме, но также и на пе­редвижение ударения при образовании разных его форм. Однако нам нужны специальные работы по описанию си­стемы русского ударения в его совре­менном состоянии и истории, по ударе­нию в языке лучших русских писателей и поэтов. В этом заинтересована как наука о русском языке, так и в ещё большей степени наша советская школа.

Текущий рейтинг:

Источник